?

Log in

No account? Create an account
Nikon

aptsvet


Записки аэронавта

Свободу Pussy Riot!


Entries by category: транспорт

Правила ходьбы по газонам
Моральный кодекс гостя: не переходи на личности, не груби остальным участникам дискурса, не упрекай ближнего в нелюбви к родинам и не распинайся в преданности собственной - тебя здесь не поймут.
Охотников добрать себе до тысячи просят не беспокоиться, за рекордами я не гонюсь, а лента и без того обширна. Извещения о приходе или уходе френдов отключены - обратить на себя внимание можно толковым замечанием.
Отзывов на стихи, кроме добровольных и по собственной инициативе, я не даю. Предисловий к книгам не пишу, каковы бы ни были прецеденты в прошлом.
На коментах нефрендов стоит капча.

Что читают в метро
Nikon
aptsvet
Под метро я имею в виду конечно наш ньюйоркский сабвей. Я уже живу здесь достаточно долго, чтобы подбить какие-то итоги. Вместе с тем это, судя по всему, одно из последних таких наблюдений, потому что киндл побеждает, уже примерно половина чтения в метро (я не считаю, конечно, газеты и всякие методички) приходится на киндл, и разглядеть, что там внутри, не получается.
Итак, вот три книги, которые не имеют конкурентов, вернее четыре: чаще всего у нас в метро читают Библию, Коран или Айн Рэнд - у последней либо Fountainhead, либо Atlas Shrugged.
Из прочего бульварная литература занимает примерно половину - гораздо меньше, чем я бы предположил априори. Довольно часто евреи ортодоксального вида держат в руках молитвенники, но их я к книгам не отношу - возможно, надо тогда исключить и Коран, потому что его тоже читают обычно в ритуальных целях. А вчера видел одного, который читал Талмуд, я понял по формату страницы, а на противоположной был английский текст, видимо разъяснительный, а может перевод, и он водил пальцем то по одной странице, то по второй. Встречал также немало русских классиков, в первую очередь Достоевского и Толстого по-английски. Как я уже писал когда-то, видел пожилого человека, который читал собрание стихотворений Сильвии Платт, подряд, от начала к концу, других стихов не видел. Довольно часто попадаются Олдос Хаксли и Джордж Оруэлл, тут надо иметь в виду, что в Нью-Йорке много университетов.
Отдельный контингент читателей составляют китайцы, которых здесь довольно много. Они обычно читают по-китайски - может быть тоже Достоевского или Оруэлла, но понять трудно. Вчера сидел рядом с женщиной, читавшей киндл, я заглянул, но там было по-гречески.
Русских тоже много, но они как раз почти все без исключения (испаноязычные тоже) читают бульварное, явно проходящее уже через третьи руки, с обычными в этом жанре психоделическими обложками. Один раз, впрочем, по дороге на Брайтон, видел парнишку, у которого был учебник с упражнениями по древнегреческому.
Tags:

Наше царственное служение
Nikon
aptsvet
Никогда не думал, что такое возможно.
Сегодня в метро со мной заговорили две женщины - из тех, что обычно стоят там, держа небольшие журнальчики, и на которых мы часто глядим с презрением или просто не обращаем внимания. А поскольку весна и настроение хорошее, я не стал убегать и поддержал беседу.
Неожиданно я увлекся, и им даже удалось склонить меня к более серьезному разговору в близлежащем кафе. Я, конечно, прибегал к расхожим скептическим, порой даже циничным аргументам, к арсеналу эрудиции. Но чем больше я увязал в своей схоластической болтовне, тем ярче сияла необыкновенная внутренняя убежденность этих женщин. Может быть, они не обладают тем интеллектуальным багажом, какой накопил я за годы горечи и разочарования, но истина покоряет за пределами силлогизмов и логических ловушек.
Какой-нибудь час спустя я вынужден был признать свое поражение. Я не знаю, сколько мне осталось жизни, но сколько бы ни осталось, она будет бесповоротной утратой, если пройдет в том же темном углу, что и сейчас, в добровольном удалении от Света, который сияет каждому из нас, как бы упорно мы ни зажмуривались.
Пока не знаю, что произойдет, но уверен, что моя жизнь бесповоротно меняется. Завтра я иду в Дом Царствия и приму обеты служения. Я слишком долго был слеп, и у меня больше нет времени на заблуждения. Человек должен иметь силу и дерзость радикально изменить свою жизнь, пока не поздно. И эта Сила всегда с нами, если мы не соглашаемся на добровольную слепоту.
Может быть, в один прекрасный день я тоже подойду к Вам в метро. Не отмахивайтесь с презрением, выслушайте. Царствие открыто всем.
А жж, видимо, придется все-таки закрыть, потому что Служение несовместимо с тщеславием. Спасибо всем - слушайте меня, когда я буду говорить вам Правду, по крайней мере с не меньшим вниманием, чем когда я вводил вас в соблазн.