?

Log in

No account? Create an account
Nikon

aptsvet


Записки аэронавта

Свободу Pussy Riot!


Entries by category: происшествия

Правила ходьбы по газонам
Моральный кодекс гостя: не переходи на личности, не груби остальным участникам дискурса, не упрекай ближнего в нелюбви к родинам и не распинайся в преданности собственной - тебя здесь не поймут.
Охотников добрать себе до тысячи просят не беспокоиться, за рекордами я не гонюсь, а лента и без того обширна. Извещения о приходе или уходе френдов отключены - обратить на себя внимание можно толковым замечанием.
Отзывов на стихи, кроме добровольных и по собственной инициативе, я не даю. Предисловий к книгам не пишу, каковы бы ни были прецеденты в прошлом.
На коментах нефрендов стоит капча.

смерть бахметьева
Nikon
aptsvet
в последнюю декаду декабря
бахметьев умерев или умря
уютно тлел в положенной могиле
злокачественный рак его убил
не то чтобы он позу полюбил
но прежние досуги не манили

бахметьев мог бы вспомнить будь он жив
останки в гроб еще не уложив
о росте цен и брошенной квартире
а житель бестолковый аноним
роился на поверхности над ним
где эти цены плача но платили

бахметьев был не он и не она
и разве есть у мертвых имена
из организма собственного вынут
он мог бы вспомнить как там дочь и зять
и свой диагноз захотеть узнать
но мертвые диагноза не имут

так рассуждал бы он под шум дерев
умря или возможно умерев
когда бы тот язык который слово
отныне мозгу не был незнаком
совместно с тем телесным языком
который сгнив не отрастает снова

он истлевал и честно был никем
не ел паштет не пил шато д'икем
ни ангелов ни стиксовой ехидны
он не страдал свой уинстон не куря
в последнюю декаду декабря
в стране где декабри не очевидны

любимая взгляни вот так и мы
внутри имея чувства и умы
уляжемся со следующей группой
не шевеля конечностями рук
и будем впредь ни дерево ни жук
ни даже анонимный житель глупый

смерть на марсе
Nikon
aptsvet
становятся сумерки строже
сильнее сияет луна
она и в аркадии тоже
но есть ли на марсе она

ученые люди из nasa
уверены где-то на треть
что жизнь на поверхности марса
способна как мы умереть

а если неправильно в насе
научный придумали вклад
то есть у сатурна в запасе
такая луна энцелад

равнина ее ледяная
под ней залегает вода
и устали снова не зная
мы зонды отправим туда

там нет стрекозы или гризли
родных человеку зверей
все это не поиски жизни
а происки смерти скорей

науке привиделись чтобы
в просторах космической тьмы
великой печали микробы
которые смертны как мы

Александр Сопровский, 20 лет со дня гибели
Nikon
aptsvet

Tags:

Пауль Целан, 40 лет со дня смерти
Nikon
aptsvet

Фуга смерти

Мы раннее черное пьем молоко вечерами
мы пьем его в полдень и утром мы пьем его ночью
мы пьем и мы пьем
мы в воздухе роем могилу чтоб не было тесно
вот в доме живет человек своих змей развлекает он пишет
и пишет когда на Германию темень твоя золотая коса Маргарита
он пишет об этом выходит из дома и звезды сверкают он свистом зовет своих псов
он свистом зовет и строит евреев в ряды чтобы рыли могилу в земле
он командует нам заводите свой танец

мы раннее черное пьем молоко мы пьем тебя ночью
мы пьем тебя утром и в полдень мы пьем вечерами
мы пьем и мы пьем
вот в доме живет человек своих змей развлекает он пишет
и пишет когда на Германию темень твоя золотая коса Маргарита
как пепел твоя Суламифь мы в воздухе роем могилу чтоб не было тесно
он крикнет эй вы приналечь на лопаты а вы остальные играйте и пойте
он жезл из-за пояса хвать у него голубые глаза
эй вы приналечь на лопаты а вы остальные играйте танцорам

мы раннее черное пьем молоко мы пьем тебя ночью
мы пьем тебя утром и в полдень мы пьем вечерами
мы пьем и мы пьем
вот в доме живет человек твоя золотая коса Маргарита
как пепел твоя Суламифь своих змей развлекает
он крикнет играйте о смерти нежней властелин из Германии смерть
он крикнет темнее скребите струну затем вы дымом подниметесь в воздух
и будет могила у вас в облаках чтоб не было тесно

мы раннее черное пьем молоко мы пьем тебя ночью
мы пьем тебя в полдень мы пьем властелин из Германии смерть
мы пьем вечерами мы пьем тебя утром мы пьем и мы пьем
властелин из Германии смерть его глаз голубой
он бьет в тебя пулей свинцовой он бьет в тебя метко
вот в доме живет человек твоя золотая коса Маргарита
на нас он спускает собак и в воздухе дарит могилу
он змей развлекает он видит во сне властелин из Германии смерть
твоя золотая коса Маргарита
как пепел твоя Суламифь

(оригинал)


Еще Лосев
candle
aptsvet

ЗЕМЛЯ

                           Стелле
Весь этот шарик, Стелла,
есть голова без тела.

На лоб надвинув кепку льда,
несется он невесть куда.

Вглядимся в глаз его мазут:
как слезы, корабли ползут.

Вглядимся в скул концлагеря.
"Смерть вырвала из наших ря..."

Чей это шепот-полусвист,
дыханье хладное зимы?

"Смерть выр...", как будто зубы мы,
как будто смерть - дантист.

У. Шекспир, "Трагедия Гамлета, принца датского"
Nikon
aptsvet

Акт IV

Сцена VI

Входят Горацио и слуга.

Read more...Collapse )</em>


У. Шекспир, "Трагедия Гамлета, принца датского"
Nikon
aptsvet

Акт IV

Сцена V

Входят Горацио, Гертруда и придворный.

Read more...Collapse )

(Окончание следует.)


Dziewczyna
Nikon
aptsvet

Болеслав Лесьмян

Девушка

Двенадцать братьев, веря снам, пришли к стене тропой обмана.
И голос плакал за стеной, девичий голос непрестанно.

И полюбили грустный звук и мысль о девушке из грезы,
Воссоздавая форму губ и глаз по голосу сквозь слезы.

Сказали: «Плачет – значит есть». И больше слова не сказали.
Перекрестили целый мир, и мир задумался в печали.

Схватили молоты – и в бой, взялись дробить могильный холод –
Поди пойми, слепая ночь, кто человек и кто здесь молот.

«Нет, прежде сокрушим гранит, чем ржа и смерть смежит объятья!»,
Двенадцатый клянется брат своим одиннадцати братьям.

Напрасен подвиг их и труд, с гранитом в спор вступать опасно –
В дар искусительному сну сложили головы напрасно.

Сдавило сердце, кость в куски, ладони в пыль, бледнеют лица –
Скончались все в единый день, одна над всеми ночь струится.

Но тени павших, Боже мой, верны поставленной задаче.
Лишь время движется не так, и молоты звенят иначе.

Звенят вперед, звенят назад, и камнем утоляют голод,
Поди пойми, слепая ночь, кто тень из них, и кто здесь молот.

«Нет, прежде сокрушим гранит, чем ржа и смерть смежит объятья!»,
Двенадцатая молвит тень своим одиннадцати братьям.

Но не хватило теням сил, от тени тьма не убывает, -
Скончались вновь, ведь смерть щедра, мертвее мертвых убивает,

А все не вдоволь и не всласть, бывало умирал бы вечно.
Конец всему, всем след простыл, и повести конец, конечно.

Но молоты, велик Господь, от неудач не приуныли
И стали сами в камень бить, сквозь бронзовые брызги пыли.

Звенели в гром, звенели в блеск, презрев, как люди, пот и холод –
Поди пойми, слепая ночь, кто молот, если он не молот.

«Нет, прежде сокрушим гранит, чем ржа и смерть смежит объятья!»,
Кричит двенадцатый из них своим одиннадцати братьям.

И пала с грохотом стена, сдвигая горы и пустыни,
Но ничего за ней нигде, ни слез, ни девушки в помине.

Нигде ни губ ее, ни глаз, судьбы, освобожденной снова,
Там только голос был и все, был плач – и ничего другого.

Был только плач и грусть, и боль – позор, не призванный к ответу.
Таков наш мир. Недобрый мир. Зачем иного мира нету?

Среди юдоли тщетных снов, где чудо – плач или кручина,
Двенадцать молотов легли в знак завершения почина.

Нежданная настала тишь, и пустота закрыла небо.
Зачем над пустотой язвишь, пока она внимает немо?



ОригиналCollapse )


Диалог судьбы и любви
Nikon
aptsvet
судьба
смотри куда он след себе проел
извилистей чем древоточец древний
как в микросхеме серебро на кремний
но электроды впаяны в пробел
пока не выцвел весен быстрый ситец
и осеням дыханье не свело
он слепо верил в истинность всего
чему участник был и очевидец
где строил дом и дерево сажал
о чем загробно меж родными споры
и сына бесполезного рожал
т. е. не он но мертвые бесполы
все решено и ничему не стать
другим на свете вопреки старанью
не развернуть тетраэдр пятой гранью
а дважды два не разумножить вспять
как мухи набело в замерзшем воске
на чипах отпечалены миры
без выбора и червь на терменвоксе
уже завел шопена в mp3

любовь
взгляни сестра как незаметный клин
твою скалу раскалывает в ливень
он существует потому что был
где кровь распластана лучами линий
сложив живые участи в мешок
и в полночь прочь украдкой конокрада
ты совершила правды на вершок
но без любви нам правда не награда
с той стороны откуда солнце гость
остался дом потомку на поруки
венчанный ясенем и грудь подруги
вдруг опалит когда наполнит горсть
пусть к старости песок струится строже
и серебро по кремнию длинней
он слово дал и возвратится к ней
не тронь его он мой и мертвый тоже
свирелью ясеневой в три ствола
шепчи шопен мазурку или скерцо
все сбудется и правда не твоя
умолкнет мозг но не затмится сердце

судьба
сестра не жертвуй зрение бельму
ты вслед теленку а за мной все стадо
все станет в точности как я велю
или вернее выразиться стало
сам воду выдумал и сам плыви
но не пеняй что финиш очевиден
печален брассом след его в пыли
кто серебра и правды очернитель
я счет веду из опустевших мест
где все исчезло

любовь
amat ergo est

Моя очередь
Nikon
aptsvet
Апдейт к предыдущему - просто чтобы показать, что уважения к оригиналу и получаса времени достаточно, чтобы добиться хотя бы сносного результата. Главная разница между Пастернаком и мной - я перевожу оригинал, а не сочиняю. В Лозинского и Корнеева не заглядывал. И заметьте - лишней строчки почему-то не понадобилось.

Так завтра, завтра, завтра настает
Шажками шаткими день ото дня
К последней букве летописных лет.
И все "вчера" болванам освещали
Путь к пыльной смерти. Догорай, свеча!
Жизнь только тень, бездарный лицедей,
От силы час на сцене рвет и мечет
И прочь с подмостков. Вся она как повесть
Кретина, как бессвязный гнев и визг
Без тени смысла.