Category: музыка

Nikon

Чтобы завершающий аккорд не был таким минорным, перепощу из фб вручную

Первая строфа сегодня приснилась - старый анекдот, которым подсказана рифма, вспомнил лишь некоторое время спустя. Чтобы добру не пропадать, быстренько дописал еще три.

в саду цвела магнолия
в ручье текла вода
на мой вопрос говно ли я
ты отвечала да

потом цвела камелия
на мой вопрос в ответ
увы в своем уме ли я
ты утверждала нет

теперь живу в монголии
где не цветут ничьи
камелии магнолии
и не текут ручьи

здесь самоуважения
побег в душе подрос
и слушаю уже не я
ответы на вопрос
Nikon

badinerie

все вспомнится а вы пока налейте
докладчику без жидкости нельзя
лингвистка джоди жалобно на флейте
но моджахед свирепый перс реза
на полутакте уволок добычу
из хищников он был один такой
но я ничуть от ревности не хнычу
и хайнекен по флетчер-стрит рекой
потом лингвистам отрубили фонды
разлучника резу настиг закон
а джоди из ее разбитой хонды
в кювете извлекали резаком
все сплющенное в прошлом как картон
в компакторе о чем бишь я пардон

я вот о чем как сбивчивый полоний
на полпути к портьере я о том
что перечень восторгов и агоний
запечатлило в печени винтом
усопшие не существуют сами
поди успей признаться всем в любви
когда пришли с песочными часами
и сенокосной утварью в крови
отсюда до назначенного близко
до бездны до игольного ушка
куда одна ученая флейтистка
на полутакте в прошлое ушла
свидетель бог она была права
bwv 1032

пускай полоний но не двести десять
и без него недолго пожила
мы в жизни разучились столько весить
лишь за чертой поклажа тяжела
развилка позади теперь навеки
не узнавая встретимся внизу
где хайнекена ласковые реки
давно омыли джоди и резу
забвение единственная помощь
не дотянувшим даже до седин
здесь только ты еще об этом помнишь
ты якорь их ты здесь у них один
рискни сорваться в крик но говори
нет все-таки пардон badinerie
Nikon

Анонс от "Культурной инициативы"

"Пункт назначения", 25 апреля.
Алексей Цветков (Нью-Йорк). В ходе вечера будет представлена книга Алексея Цветкова "Онтологические напевы" (Нью-Йорк, Айлурос, 2012)
Начало в 19.00
Клуб "Проект ОГИ", Потаповский пер., д. 8/12
Nikon

Объява

Дорогие жители Нью-Йорка и окрестностей, а также гости. Приходите 8 мая в 7:30 вечера в небезызвестный "Русский самовар", где будет проходить презентация моей новой книги "Онтологические напевы", почитаю того-сего. В программе фуршет, что в наше непростое время... ну, сами понимаете.
Nikon

RIP Александр Лерман, 1952-2011

Старый друг, с которым не виделись много лет, но я все надеялся, что времени хватит. Ему не хватило.
Он закончил аспирантуру в Йейле по индоевропеистике и много лет работал в Делаверском университете. Но людям моего поколения он известен в другом качестве - он был солистом известной группы "Веселые ребята". Уже после его эмиграции в СССР вышла пластинка, где он солировал в большинстве песен, но имени на этикетке не было. Вот песня оттуда - Гете, Herz, mein Herz, музыка Тухманова.

А вот его песня на мои стихи - увы, качество mp3 не очень.
http://f.cl.ly/items/3j3w3R2z24393J2W130I/Lerman_Dekabrskoe.mp3
Земля пухом.
Nikon

последняя песня

говорит серебряный волк золотой лисе
контингент к немедленной акции не готов
собрались мол с утра в расщелине но не все
в арьергарде бросили платиновых котов
благосклонны к славному замыслу небеса
десятичные знаки справа от запятой
как один совпали но время в опор лиса
не пускай говорит серебряный золотой
нам в тебе нежданного ниспослал вождя
зодиак но не лучше ли к вечеру погодя

золотая лиса говорит в ответ мы умны
озарило время глаза и зверей зовет
мы срастались по кванту как свет для этой войны
ни единого нерва внутри для других забот
собирали нас по заклятиям ветхих книг
мегатонны в пыль ради каждого в торс винта
а коты не поспеют из тыла начнем без них
пусть узнает мир что за волчья мощь без кота
сладок золота звон и сталь в суставах тверда
всем в атаку на эти мертвые города

и тогда серебряный волк начинает выть
золотая лиса колдовать и со всей высоты
слюдяная из темных галактик тянется нить
и по ней устремляются платиновые коты
здесь безлюдно тысячи тысяч лет но они
изгоняют и память о временах когда
тени тех кто теплил на площадях огни
в страшных песнях славили древние дни вреда
благодать земле отдохнуть от таких теней
только волки всегда и коты и лисы на ней
Nikon

городской романс

гортань перетянуло проводом
теснило легкие стеной
когда прощался с этим городом
и город в юности со мной

плыла река его красавица
и вечер в зареве дрожал
казалось мне что все останется
куда бы я ни уезжал

осталось пылью и осколками
былой любви в помине нет
а только боль о том насколько мы
дурны собой на склоне лет

зачем так бережно прощаемся
на обоюдном рубеже
раз никуда не возвращаемся
вернуться некуда уже

струятся в космосе напрасные
без встречи млечные ручьи
и насовсем погасли ясные
глаза убей не вспомню чьи

недолго беглому к мосту нести
скелет завернутый в белье
увы не будет больше юности
в прекрасном городе ее