?

Log in

No account? Create an account
Nikon

aptsvet


Записки аэронавта

Свободу Pussy Riot!


Entries by category: история

Правила ходьбы по газонам
Моральный кодекс гостя: не переходи на личности, не груби остальным участникам дискурса, не упрекай ближнего в нелюбви к родинам и не распинайся в преданности собственной - тебя здесь не поймут.
Охотников добрать себе до тысячи просят не беспокоиться, за рекордами я не гонюсь, а лента и без того обширна. Извещения о приходе или уходе френдов отключены - обратить на себя внимание можно толковым замечанием.
Отзывов на стихи, кроме добровольных и по собственной инициативе, я не даю. Предисловий к книгам не пишу, каковы бы ни были прецеденты в прошлом.
На коментах нефрендов стоит капча.

У. Шекспир, "Король Лир"
Nikon
aptsvet

Акт II
Сцена 1

Входят с разных сторон Эдмунд и Кьюрен.

Эдмунд. Приветствую, Кьюрен.
Кьюрен. И я вас, сударь. Только что видел вашего отца и дал ему знать, что герцог Корнуолл и его герцогиня Риган намерены здесь вечером остановиться.
Эдмунд. С какой стати?
Кьюрен. Откуда мне знать. А новость слышали — то есть только шепоток, потому что дальше этого пока не пошло?
Эдмунд. Нет, а в чем дело?
Кьюрен. И вы не слышали о войне, которая затевается между герцогами Корнуоллом и Олбани?
Эдмунд. Ни словечка.
Кьюрен. Тогда у вас все впереди. До свидания, сударь (уходит).
Эдмунд. Так герцог нынче здесь? Тем лучше, чудно!
Все четко вписывается в мой план.
Отец под стражу брата взять готов.
Осталась мелочь, но чревата риском.
За дело — пособи-ка мне судьба
И скорость. Брат, спустись на пару слов!

Входит Эдгар.

Отец следит. Беги отсюда, брат!
Ему уж донесли, где ты скрывался,
Тебе в подмогу наступила ночь.
Ты разве не злословил Корнуолла?
Он едет на ночь глядя к нам, и с ним
Его супруга Риган. Не о них ли
И Олбани ты дурно отзывался?
Припомни-ка.
Эдгар. Ни словом, я уверен.
Эдмунд. Отец идет сюда. Прости меня,
Из хитрости я обнажу свой меч -
И ты, как бы в защиту. Ну, смелее (обнажают мечи).
Сдавайся! Марш, предстань перед отцом!
(Тише, Эдгару) Беги же. - Эй, огня сюда! - Прощай.

Эдгар уходит.

Слегка открою кровь, пускай придаст
Мне мужественный вид. Я видел пьяниц,
Дерзавших и на большее (ранит себя в руку). Отец!
На помощь!

Входят Глостер и слуги с факелами.

Глостер. Где он, этот негодяй?
Эдмунд. Он здесь во тьме стоял с мечом, шепча
Невнятные заклятья, призывая
Луну в сообщницы..
Глостер. А сам он где?
Эдмунд. Я ранен.
Глостер. Эдмунд, где же он, мерзавец?
Эдмунд. Он устремился прочь, когда не вышло..
Глостер. За ним! Скорей!

Несколько слуг уходят.

Когда не вышло что?
Эдмунд. Добиться, чтобы я помог убить вас.
Я возражал, что мстительные боги
Гром низвергают на отцеубийц,
И что с отцовской тесно сплетена
Сыновняя судьба. Короче, он,
Удостоверившись сколь мне противен
Столь гнусный замысел, направил меч
В меня, беспечного, и ранил в руку.
Но увидав, что дух мой не угас,
Что правота моя готова к бою,
А может крик мой сполохнул его,
Пустился прочь.
Глостер. Ну что ж, пускай бежит.
Непойманным пробудет он недолго,
Изловят — казнь. Сейчас сюда прибудет
Сам герцог, мой достойный сюзерен.
С его согласия я объявлю,
Что изловивший будет награжден,
Тот, кто доставит труса к эшафоту.
А кто укроет — смерть!

(продолжение следует)



У. Шекспир, "Король Лир"
Nikon
aptsvet

Акт I
Сцена 4
(продолжение)

Гонериль. Вы бьете слуг моих, ваш сброд со знатью
Ведет себя как с чернью.

Входит Олбани.

Лир. Раскаешься, да будет поздно. (К Олбани) Сударь,
Не ваш ли был приказ? - Коней сюда! (некоторые уходят)
Неблагодарность, мраморное сердце,
Ты в дочери ужасней, чем в морском
Чудовище!
Олбани. Ах, успокойтесь, сударь.
Лир (Гонерили). Лжешь, мерзкая неясыть.
Отборной пробы спутники мои,
Они послушны долгу, и не станут
Себя позорить. Крохотный изъян,
Усмотренный в Корделии, и как он
Все с места своротил, сорвал судьбу
С постромок, всю любовь из сердца выжал
И с желчью слил в одно. О, Лир, Лир, Лир! (Бьет себя по голове.)
Стучись же в дверь, куда вошло безумье,
Изгнав рассудок прочь. - Скорей в седло! (Некоторые уходят.)
Олбани. Милорд, я не виновен, я не знаю,
Что здесь случилось.
Лир. Может быть, милорд.
Природа, обрати свой слух ко мне!
Меняй все планы, если этой твари
Готовила потомство.
Бесплодьем порази ее утробу,
Все органы соитья иссуши
И не рождай из проклятого тела
Детей во славу ей. Коль ощенится,
То желчным пузырем, пусть злое семя
Послужит вечной пыткой для нее.
Впечатай в этот юный лоб морщины,
И в щеки желоба от вечных слез.
Всю радость материнства обрати
В смех и презренье, пусть острей змеиных
Зубов прознает, что за наказанье
Неблагодарный отпрыск. - Всем отъезд!

Уходят Лир и остальная свита.

Олбани. Благие боги, что произошло?
Гонериль. Не отягчай заботами ума,
Пусть буйствует и бесится, на то
Оно и старчество.

Входят Лир и шут.

Лир. Полсотни свиты — как, единым махом
Изгнать? В полмесяца?
Олбани. В чем дело, сударь?
Лир. Минуту. (Гонерили). Гром и гибель! Горе мне,
Что власть тебе дана меня позорить,
Как будто стоишь тех невольных слез,
Что пролиты. Чума тебе и мор!
Пусть опалит отцовское проклятье
В тебе все чувства! Глупые глаза,
Слезоточите вновь, я вырву вас
И брошу прочь, чтоб орошали глину
Росой. (Уже до этого дошло?)
Но пусть. Есть у меня другая дочь,
Куда добрее и гостеприимней.
Узнает все и когти обагрит
Об эту волчью морду. Я еще
Верну себе достоинство, тобой
Затоптанное в грязь (уходит).
Гонериль. Ну что, ты слышал?
Олбани. При всем глубоком чувстве, Гонериль,
К тебе, я все же не могу...
Гонериль. Потом продолжим, после. - Освальд, где ты?
(Шуту) Ты шельма, а не шут, ступай за ним.
Шут. Дядюшка Лир, дядюшка Лир, погоди, возьми шута с собой.
Лиса, попавшая в силок,
Такая дочь или сынок,
Обеим к горлышку клинок,
Коль мой колпак аркана стоит.
Шут больше вас не беспокоит.

Шут уходит.

Гонериль. Сто рыцарей — в своем ли он уме?
Разумно ли ему позволить столько?
Такая сотня каждый из капризов
Его, из прихотей, дурацких жалоб
Железом отстоит, на милость их
Наивно полагаться. - Где ты, Освальд?
Олбани. Твой страх чрезмерен.
Гонериль. Все лучше, чем чрезмерно доверять.
Разумнее изъять предмет боязни,
Чем жить в боязни. Мне-то он известен.
Я описала все в письме сестре,
А примет ли она его со свитой
После всего, что...

Входит Освальд.

Освальд. Слушаю, мадам.

(продолжение следует)


M&M - еще стакан воды на ту же мельницу
Nikon
aptsvet
В первый раз сообразил, что события в романе точно "датированы". Думаю, что сообразили уже и без меня, но самому интереснее. Вот как Мастер впервые является Ивану:
"С балкона осторожно заглядывал в комнату бритый, темноволосый, с острым носом, встревоженными глазами и со свешивающимся на лоб клоком волос человек примерно лет тридцати восьми".
Очень странное выражение "примерно лет тридцати восьми", случайным оно просто никак не может быть. Стало быть, оно должно прямо на кого-то указывать. Если принять во внимание другие совпадения в биографиях героя и автора, а также портретное сходство, перед нами явно Булгаков. 38 лет ему исполнилось в 1929 году. В этом году, либо годом раньше, он начал писать роман. Когда он в точности его сжег, я так пока и не устаносил.
Теперь анахронизмы очевидны, и их намеренность особых сомнений не вызывает. Массолит - союз писателей, которого тогда еще, конечно, не было, но ни одна другая организация по обилию льгот не годится в прототипы. Торгсина тоже еще не было, он существовал с 1931 по 1936. Паспортная система была введена в 1933. Но с третьей женой, прообразом Маргариты, он-таки познакомился в 1929.
Так что датировка все-таки условная. Автор просто передвинул себя в более позднее время, по каким-то своим соображениям, в которые мне углубляться незачем.

P. S. И уже немного о другом, аргумент в пользу моей догадки относительно того, что Мастер является богом или демиургом в описанном мире. Воланд рассказывает Берлиозу и Ивану историю Пилата в точности как написано в романе Мастера, в этом нет сомнения.
Tags:

Редкая фотография Ленина в детстве
Nikon
aptsvet

Володя идет к реке топить кошку с котятами. 1880 год.
Отсюда

Из минувшего тысячелетия
Nikon
aptsvet

Где-то в Вермонте, слева направо: aptsvet, Саша Соколов, theodor22, с эрделем сидит Карин, тогдашняя спутница жизни СС.
Tags:

У. Шекспир, "Трагедия Гамлета, принца датского"
Nikon
aptsvet

Акт IV

Сцена V

Входят Горацио, Гертруда и придворный.

Read more...Collapse )

(Окончание следует.)


У. Шекспир, "Трагедия Гамлета, принца датского"
Nikon
aptsvet

Акт II

Сцена II

Трубные звуки. Входят король Клавдий и королева Гертруда с Розенкранцем, Гильденстерном и свитой.

Read more...Collapse )

(Окончание следует.)


У. Шекспир, "Трагедия Гамлета, принца датского"
Nikon
aptsvet
Акт I
Сцена I


Эльсинор. Площадка перед замком.

Франциско на посту. К нему выходит Бернардо.


Уоллес Стивенс
Nikon
aptsvet
Император мороженого

Зовите крутильщика крупных сигар,
Того, что помускулистей, и пускай взбивает
В кухонных чашках сладострастную массу.
Пускай девицы слоняются в тех платьях,
К каким привыкли, и пускай юнцы
Несут цветы в газетах за прошлый месяц.
Будь быть концом казаться сверх положенного.
Один неподдельный – император мороженого.

Давайте достанем из дощатого комода
Без трех стеклянных ручек простыню,
Где она однажды вышила веерочки
Давайте расстелим, покрывая лицо.
Если наружу ее мозолистые ступни,
Это в знак ее немоты, и замерзли они.
Берем ее в рамку лампы луча стреноженного.
Один неподдельный – император мороженого.

Озабочен судьбой блондинок
Nikon
aptsvet
И блондинов тоже. Судя по всему, что я читал, это рецессивная разновидность человека, которой предстоит исчезнуть с лица земли в ближайшие лет 200.
Значит ли это, что когда-то мир был полон блондинов? Греки и римляне были средиземноморской расы, то есть темноволосые и смуглые. Но и у тех, и у других сохранились предания, что их пришедшие с севера предки были светловолосыми и голубоглазыми. И это, скорее всего, не совсем выдумка.
В Риме светлые волосы считались весьма соблазнительным атрибутом для женщин, которые очень завидовали в этой связи своим германским сестрам. Они сплошь и рядом осветляли волосы или красили в рыжий цвет. Натуральные блондинки, вроде второй жены Нерона Поппеи, расценивались как дар природы.
Насколько я, дилетант в антропологии, могу судить, блондины представляют собой сравнительно недавнюю и короткую флюктуацию в истории нашего вида, возникшую в Северной Европе и распространившуюся по свету лишь в исторические времена. Это, конечно, никакие не мифические арийцы, просто мутация в таких племенах как германцы и финны.
Самый естественный и доминирующий цвет волос человека – черный, и он в скором времени подавит конкурентов, так что и шатены станут редкостью, если только кому-то не придет в голову разводить людей как выставочных собак.
Жаль блондинок и блондинов, они, на мой взгляд, очень нас разнообразили.
В этой связи не могу не вспомнить школьную училку, которая описывала древних «русичей» как высоких голубоглазых блондинов, кивая на поморов. Идеи понятно откуда взяты. Поморы – как раз один из ярких примеров финской мутации.
На самом деле, насколько такие вещи вообще поддаются реконструкции, предки славян были, скорее всего, среднего роста шатенами – так считал крупнейший авторитет в этой области Франтишек Дворник. К этому типу ближе всего современные чехи и население восточных районов Германии, которое еще к моменту Священного союза числилось преимущественно славянским, а сейчас ассимилировалось, оставив островок лужичан.
«Русского» типа или расы не существует вообще, вопреки мечтам нынешних нативистов. Сама идея «русскости» в ее современном смысле возникла в XIX веке и происходит от Гердера. До этого русскость означала либо принадлежность к империи, либо, в Киевской Руси, скандинавскую верхушку и ее смешанные дружины. Северный русский тип – финский, южный – тюркский, в полном соответствии с доминировавшими там в древности племенами.
Что-то далеко меня завел экскурс о блондинках.
Tags: