?

Log in

No account? Create an account
Nikon

aptsvet


Записки аэронавта

Свободу Pussy Riot!


Previous Entry Share Next Entry
У. Шекспир, "Король Лир"
Nikon
aptsvet

Акт I
Сцена 4
(продолжение)

Гонериль. Вы бьете слуг моих, ваш сброд со знатью
Ведет себя как с чернью.

Входит Олбани.

Лир. Раскаешься, да будет поздно. (К Олбани) Сударь,
Не ваш ли был приказ? - Коней сюда! (некоторые уходят)
Неблагодарность, мраморное сердце,
Ты в дочери ужасней, чем в морском
Чудовище!
Олбани. Ах, успокойтесь, сударь.
Лир (Гонерили). Лжешь, мерзкая неясыть.
Отборной пробы спутники мои,
Они послушны долгу, и не станут
Себя позорить. Крохотный изъян,
Усмотренный в Корделии, и как он
Все с места своротил, сорвал судьбу
С постромок, всю любовь из сердца выжал
И с желчью слил в одно. О, Лир, Лир, Лир! (Бьет себя по голове.)
Стучись же в дверь, куда вошло безумье,
Изгнав рассудок прочь. - Скорей в седло! (Некоторые уходят.)
Олбани. Милорд, я не виновен, я не знаю,
Что здесь случилось.
Лир. Может быть, милорд.
Природа, обрати свой слух ко мне!
Меняй все планы, если этой твари
Готовила потомство.
Бесплодьем порази ее утробу,
Все органы соитья иссуши
И не рождай из проклятого тела
Детей во славу ей. Коль ощенится,
То желчным пузырем, пусть злое семя
Послужит вечной пыткой для нее.
Впечатай в этот юный лоб морщины,
И в щеки желоба от вечных слез.
Всю радость материнства обрати
В смех и презренье, пусть острей змеиных
Зубов прознает, что за наказанье
Неблагодарный отпрыск. - Всем отъезд!

Уходят Лир и остальная свита.

Олбани. Благие боги, что произошло?
Гонериль. Не отягчай заботами ума,
Пусть буйствует и бесится, на то
Оно и старчество.

Входят Лир и шут.

Лир. Полсотни свиты — как, единым махом
Изгнать? В полмесяца?
Олбани. В чем дело, сударь?
Лир. Минуту. (Гонерили). Гром и гибель! Горе мне,
Что власть тебе дана меня позорить,
Как будто стоишь тех невольных слез,
Что пролиты. Чума тебе и мор!
Пусть опалит отцовское проклятье
В тебе все чувства! Глупые глаза,
Слезоточите вновь, я вырву вас
И брошу прочь, чтоб орошали глину
Росой. (Уже до этого дошло?)
Но пусть. Есть у меня другая дочь,
Куда добрее и гостеприимней.
Узнает все и когти обагрит
Об эту волчью морду. Я еще
Верну себе достоинство, тобой
Затоптанное в грязь (уходит).
Гонериль. Ну что, ты слышал?
Олбани. При всем глубоком чувстве, Гонериль,
К тебе, я все же не могу...
Гонериль. Потом продолжим, после. - Освальд, где ты?
(Шуту) Ты шельма, а не шут, ступай за ним.
Шут. Дядюшка Лир, дядюшка Лир, погоди, возьми шута с собой.
Лиса, попавшая в силок,
Такая дочь или сынок,
Обеим к горлышку клинок,
Коль мой колпак аркана стоит.
Шут больше вас не беспокоит.

Шут уходит.

Гонериль. Сто рыцарей — в своем ли он уме?
Разумно ли ему позволить столько?
Такая сотня каждый из капризов
Его, из прихотей, дурацких жалоб
Железом отстоит, на милость их
Наивно полагаться. - Где ты, Освальд?
Олбани. Твой страх чрезмерен.
Гонериль. Все лучше, чем чрезмерно доверять.
Разумнее изъять предмет боязни,
Чем жить в боязни. Мне-то он известен.
Я описала все в письме сестре,
А примет ли она его со свитой
После всего, что...

Входит Освальд.

Освальд. Слушаю, мадам.

(продолжение следует)



  • 1
Алексей,

с интересом прочитал "В защиту двойного стандарта".
Не соглашусь ни с Вашими метафорами, ни с выводами. Борьба с нищенством возможна и успешна в социальном государстве, т.е. там, где социально слабых поддерживают системно. Бессистемная реакция мирового сообщества на нарущение прав человека в разных странах дает справедливый повод для упреков. Ваш пример с одновременно тонущими не подходит: даже если бы события на Востоке были сколь угодно "разделены" во времени, реакция бы была тоже неодинаковой.
Но самое главное - вмешательство мирового сообщества во внутренние дела любой страны должно способствовать установлению там демократического порядка, а не (продолжению) хаоса, коррупции и бандитизма. Не кажется ли Вам, что Запад решает проблемы "по-кадыровски"?

Непонятно, почему комментируете здесь, но неважно. Борьба с нищенством возможна в социальном государстве, но я пишу не социальном государстве, а о моральной ответственности, которую ни на какое государство не переложишь, и нищенство здесь - только метафора, как я и указал. И мысль моя именно о том, что моральные поступки имеют вес сами по себе, независимо от аморальных, совершенных до или после. Если людоед спас ребенка (и не съел), его поступок морален независимо от того, чем он занимался до или после.
Представьте себе человека в недемократическом, несоциальном государстве, который видит другого человека, умирающего от голода. Он может ему помочь из своих небольших средств. Или он может просто пройти мимо (понимая, что общей проблемы не решит) и начать бороться за демократию, чтобы такого впредь не происходило. В первом случае он поступит нравственно, во втором - нет. Я о морали, а не о политике.
Ни у одного государства на свете, включая США, никогда не хватит сил установить демократию на всем земном шаре, не говоря уже о том, что правительство избрано американцами для своих нужд, а не для чужих. Но моральных обязательств ни этот факт, ни какой-либо другой не отменяет.

Комментирую здесь потому, что не знаю, просматриваете ли Вы "старые" посты. :)
Речь не идет об установлении демократии, речь идет о вмешательстве во внутренние дела при нарушении прав человека. Вы, как я понял, говорите так: если Запад вмешивается в дела страны Х., то это уже морально, вне зависимости от положения в стране Y. Это, во-первых, по сути,- избирательное применение правосудия.
Во-вторых, частный человек может рассуждать: "Я дам этой старушке, потому что на ней чистый платочек", но если государственное социальное учреждение начнет выдавать соцпомощь таким образом - понравился ли проситель чиновнику, например,- неужели Вы скажете, что это морально, даже если у данного соцучереждения не хватает денег на всех?
Наверное, любой захочет установить некоторые объективные критерии?

Простите, пожалуйста, если покажется резкостью, но для споров о таких материях надо все-таки знать матчасть, их с нуля вести трудно. Вы игнорируете аргументы, которые я уже привел в той дискуссии. Право и мораль - разные вещи, и если этого не понимать, спор бесполезен. Мне приходится повторять вам, что я пишу не о государстве и праве, а о морали, поэтому все ваши аргументы мимо. Вмешательство во внутренние дела любого государства меня не тревожит ни капли, если речь идет о моральных соображениях. В данном случае речь шла не просто о правах человека, а о том, чтобы остановить бойню. Аргументов против такого поведения множество, и мне их подсказывать не надо, но все они лежат вне плоскости морали.

  • 1