?

Log in

No account? Create an account
Nikon

aptsvet


Записки аэронавта

Свободу Pussy Riot!


Previous Entry Share Next Entry
Что такое хорошо и что такое плохо
Nikon
aptsvet

Моя реплика о плагиате вызвала большую дискуссию, в ходе которой я обнаружил, что один и тот же аргумент приходится повторять многократно, и что спорщики в пылу не парируют удар, а стреляют мимо. Обычная история, конечно. Но я все-таки решил собрать теоретическую часть своих аргументов воедино и изложить так, чтобы они были у ораторов перед глазами.

Существует такая дисциплина как этика, которая обычно составляет часть курса философии и, надо полагать, изучается и в России на философских факультетах, хотя за пределами этих факультетов – я не так уж уверен, отчасти потому, что кое-кто воспринимает ее как нечто факультативное, что можно принять или не принять, или принять по частям. Я имею в виду именно теоретическую этику, философское обоснование нравственных принципов, а не сами эти принципы, как они изложены, допустим, в десяти заповедях или у Сенеки. Прошу прощения, если кому-то это покажется слегка нудным или даже высокомерным: я хочу остановиться на этом предмете именно потому, что некоторые аргументируют «в объезд», тогда как остановка обязательна.

Из всех этических теорий мне представляется самой убедительной этика Канта, как она изложена, например, в «Критике практического разума». Ее можно свести к короткой формуле: поступай так, как ты бы хотел, чтобы поступали в данной ситуации все. Этот принцип универсальности здесь исключительно важен, поскольку этика существует либо для всех, либо ни для кого, иначе ее последовательно не выстроить (хотя Ницще пытался). Не бывает отдельной этики для красивых, умных, богатых или талантливых.

(Чтобы никто не придрался, соглашусь, что в экстремальных ситуациях этика Канта заводит в парадоксы, которые современные теоретики по-разному пытаются решить. Но в данном случае ни о какой экстремальной ситуации речи нет).

Применим этот принцип к частному случаю плагиата. Оправдывать чей-то чужой – значит оправдывать и такой, жертвой которого можешь стать ты. Хотя существуют разные взгляды на этот предмет, подавляющее большинство считает плагиат незаконным отчуждением чужой собственности, то есть кражей. Предосудительность кражи универсальна, несмотря на тот факт, что некоторые допускают исключения для себя или своих знакомых.

Другое важное замечание. Любая этика базируется на дихотомии «хорошо-плохо». Но такая же дихотомия существует и в другой дисциплине, эстетике, как ни потрепал ее постмодернизм, и ее можно выразить в тех же терминах, «хорошо-плохо». Только в этом случае, если выразиться предельно ясно, мы имеем дело с чистым случаем омонимии. Категории этики и эстетики – совершенно разные. К сожалению, многие в споре подменяют первое «хорошо-плохо» вторым, и продолжают рассуждать как ни в чем ни бывало. Это даже не дурное намерение, а семантическая ошибка, которуя я назвал бы «эстетический софизм» (лучше по-английски, esthetic fallacy, потому что «софизм» имеет коннотацию «уловки»).

А теперь – о практике, как плагиат реализуется. Я отбрасываю здесь расхожее оправдание: человек, дескать, перепутал чужое со своим. Если собственный способ письма настолько невыразителен, что сам автор его не опознает, то оставь в покое читателя и не пиши вообще. В массе случаев решение бросить писать – очень благородный поступок.

Итак вы задумали большое полотно, в ходе работы над которым вам понадобится какое-то количество выписок и заметок. Существует простой способ застраховаться от «случайного» плагиата, и у любого нравственно щепетильного человека достанет ума воспользоваться этим способом. Выписки из чужих трудов вы держите в особой картотеке или базе данных, которую держите строго отдельно от собственных заметок, и всегда с необходимыми сносками и отсылками, чего требует моральная гигиена.

Если вам понадобилось использовать какую-то выписку, на то есть два способа. Вы помещаете ее у себя в виде выделенной цитаты с обязательной сноской на источник. Согласен, в художественном тексте это почти неприменимо. Как правило, вы переписываете нужный кусок до неузнаваемости и вставляете в свой текст заподлицо, технику я здесь анализировать не буду. Мне случалось делать подобные вещи в ходе работы над сценами из римских времен, поскольку свидетелей мало, а очевидцев вовсе нет. И никакой Веллей Патеркул носа не подточит. А вот если бы я принял, хоть на секунду, текст Веллея за свой собственный, то ни минуты не колеблясь явился бы к психиатру и попросил оказать посильную помощь.

Существует еще третий вариант, в основном когда речь идет о стихах или крылатых цитатах в речи персонажа или даже автора. Читатель опознает – а если не опознает, прием все равно оправдан, шутка за счет читателя. Персонаж вправе процитировать или искаженно процитировть, скажем, Пушкина или Щипачева без ссылки на автора и год публикации.

Вот, собственно, и все, и никакого черного хода я здесь не вижу. То, что написал не ты, а кто-то другой – не твое, не трогай.

В США в последнее время было несколько нашумевших дел по поводу плагиата, сильно подорвавших репутацию виновников, и речь шла как раз о «заимствованиях» того же плана, что и в обсужденном случае. Я не буду в эти истории углубляться, но те, кто владеет английским и хочет узнать, как обращаются с плагиаторами в странах, где на это явление смотрят строже, могут сделать это здесь (там же – очень хороший анализ самого понятия «плагиат»).

На этом пока все. Охотно отвечу на любой толковый аргумент, но буду игнорировать такие, которые

а) содержат уже упомянутый «эстетический софизм»,

б) касаются конкретного случая плагиата, о котором я уже высказался до конца.

Tags:

да, собственно, Алексей Петрович, многие как раз стоят на Ваших позициях... но интересно понять, почему такое происходит (т.е. плагиат)... мне кажется (по вине ли постмодернизма или механистичности современного быта), понятие творческого акта, тайны ремесла, иерархии в искусстве, концепции индивидуального развития личности вместе с раскрытием для себя ткани поэзии - всё это начинает забываться, и на смену приходит этакая позиция менеджера по продвижению товара в сегменте рынка с обязательным получением прибыли в конце квартала и навязыванием брэнда...

отчасти все этим грешат, но, видимо, важно держать в голове, что поэзия - ничего ни кому не должна, и тогда, может, и пишется что-то хорошее, большее, чем изначально хотелось... т.е. не поэт распоряжается стихами, а наоборот... мне кажется, при таком подходе легко отличить свои вирши от чужих )

Понятие плагиата сформировалось сравнительно недавно, параллельно с идеей интеллектуальной собственности. До этого он как раз был куда распространеннее, чем сегодня.
А насчет продвидения товара и бренда - так ведь опять же, в других странах с этим строже, чем в России. В Америке в последнее время много толстых буржуев пересажали. Так там и к плагиату строже отношение. Но это, конечно, все юриспрпуденция. Для меня это прежде всего позорно.

Алексей Петрович, Вы должны понимать, на что вы замахнулись. Все 90-е годы, которых Вы, к счастью, не видели в натуральную величину, здесь господствовала та идеология, что если умный украдет у глупого, талантливый у бездарного и богатый у бедного, то такая кража справедлива и высокоморальна. От этого квази-ницшеанского наследия не так просто избавиться.

Так ведь я - глупый иностранец с акцентом. И не переделать уже.

после вашего поста можно только сказать: Аминь. Здесь нет повода для спора. Сомневаться в этом, это как сомневаться...хорошо или плохо убивать

Леля, только Вы меня понимаете по-настоящему:)
Надеюсь, настроение поправляется.

Удивительно радостно знать, что есть еще люди с неразмытыми границами человеческого достоинства. Это я о Вас! Спасибо.

наверное, при небольшом объеме цитирования возможна и вариация первого способа - цитату не выделять, но в авторском предисловии (или на любом другом видном месте) указать, что при работе над книгой были использованы такие-то источники

Да, пожалуй - такой прием известен. Просто не было времени и возможности описать все ситуации.

Да, всё верно. Гера правильно добавил: плагиат - не признание своего таланта.
Но ведь как стыдно-то украсть...
Нет, не понять мне видно логику укравшего...
Спасибо, Алексей Петрович.

Применим этот принцип к частному случаю плагиата. Оправдывать чей-то чужой – значит оправдывать и такой, жертвой которого можешь стать ты. Хотя существуют разные взгляды на этот предмет, подавляющее большинство считает плагиат незаконным отчуждением чужой собственности, то есть кражей. Предосудительность кражи универсальна, несмотря на тот факт, что некоторые допускают исключения для себя или своих знакомых.


W etom argumente mnogo wydachi ne ochewidnogo za ochewidnoe.

Naprimer

Хотя существуют разные взгляды на этот предмет, подавляющее большинство считает плагиат незаконным отчуждением чужой собственности, то есть кражей

Daleko net, ponjatie plagiata gorazdo shire chem ponjatie intellektual'noj sobstwennosti.
Dlja mnogih, w tom chisle menja, woprosy plagiata ne est' wopros sobtswennosti, a est' lish' wopros etiki.


No dazhe esli wopros plagiata urawnjat' s woprosom intellektual'noj sowtstwennosti.

Оправдывать чей-то чужой – значит оправдывать и такой, жертвой которого можешь стать ты.

Dlja 99% procentow ljudej woprosy intellektual'noj sobstwennosti ne stoit. Wse chto oni proizwodjat (i ja imeju intellektual'noe) im ne prenadlezhit. Wse ZhZh programmisty rabotajushie w kompanijah imejut rowno nol' praw na swoj kod. Ja, rabotaja w uniwersitete, imeju w kontrakte zapis' chto wse izobretenija sowershennyje w ramkah raboty prinadlezhat uniwersitetu. Dlja wseh swoih opublikowannyh statej ja dolzhen byl otpisat' kopirajt zhurnalu. I. t.d - posmotrite na gorjashie okoshki neboskrebow.
Pochti ni u kogo tam net intellektual'noj sobstwennsoti.

To est' opyta wladel'cev intellektual'noj sobstwennosti daleko ne uniwersalen. Skoree naoborot. Poluchaetsja chto etika intellktual'noj sobstwennosti - eto etika uzkogo korporatiwnogo kruga ljudej. Chto naproch' protiworechit ishodnomu kantianskomu trebowaniju uniwersal'nosti :)







Во-первых, я и говорю здесь почти исключительно об этике, Вы меня не расслышали. Я защищаю понятие плагиата в первую очередь от "эстетов", считающих, что художник имеет какие-то особые права.

Что же касается юридического аспекта, то он, конечно, присутствует. О Вас и "многих людях", придерживающихся отличного мнения, я здесь оговорился. Тем не менее, в большинстве правовых государств поврежденная сторона имеет право подать судебный иск на плагиатора. И это вопрос не мнения, а факта.

Прогаммисты не очень хороший пример - они по контракту передают весь свой код компании. Точно так же и штатные журналисты. Но если вы сами напишете код или репортаж от себя - это ваша собственность, пока вы ее не продали. Не вижу, впрочем, как это относится к данной проблеме.

Полностью подо всем подписываясь, пытаюсь прикинуть возможные аргументы противников. Один из них (если начитаны, конечно, что вряд ли) м.б. следующий: если бы Плиний Старший не скрал практически целиком трактата Магона по агротехнике, включив его в свою "Естественную историю" -- текст сгинул бы бесследно вследствие известной римской максимы (как практически всё интеллектуальное наследие Карфагена).
Хотя, конечно, главный эпиграф над всей историей -- из классического советского фильма: "Тебя посодють, а ты не воруй" :)))

Ага. И все, что сохранит история от Пановой - это отрывок, спертый Шишкиным.

а п-мы как же?

“One of the surest of tests is the way in which a poet borrows. Immature poets imitate; mature poets steal; bad poets deface what they take, and good poets make it into something better, or at least something different. The good poet welds his theft into a whole of feeling which is unique, utterly different from that from which it was torn; the bad poet throws it into something which has no cohesion. A good poet will usually borrow from authors remote in time, or alien in language, or diverse in interest. Chapman borrowed from Seneca; Shakespeare and Webster from Montaigne.”
— T.S. Eliot, “Philip Massinger”, in The Sacred Wood: Essays on Poetry and Criticism, Methuen & Co. Ltd, p. 125

Стандарты плагиата в поэзии несколько отличаются от тех, что действуют в прозе, хотя сейчас нет времени на анализ. В любом случае они мягче - если только речь не идет о краже целого стихотворения.

Между тем, любой человек, реально прочитавший приводимую Вами англоязычную статью, оценит шаткость аналогии и реальное отсутствие консенсуса в сообществе, на которое Вы ссылаетесь:

1. Статья написана в ответ на письмо за подписью виднейших историков, которые _не_ считают рассматриваемый случай достойным слова “плагиат”.

2. Автор статьи оперирует стандартами, созданными в целях общеобразовательных, а не научных. Чтобы оправдать возможные административные меры, правила необходимы самые жесткие – оправдательное решение обосновать всегда проще (как знает любой, имеющий практический опыт разрешения конфликтных ситуаций в американских университетах). Опять же, каждый знакомый с местной системой прецедентного права, понимает, что “not all the laws on the books are actually enforceable”.

3. Из двух отзывов оставленных читателями под самой статьей, один резко негативен и обвиняет автора в схоластических упражнениях, не интересующих никого за пределами журналистско-академического круга, т.к. к общечеловеческому смыслу слова плагиат этот случай отношения не имеет. Если угодно, плагиат по форме, но не по смыслу (опять же, по мнению данного конкретного читателя).

В отличие от наблюдаемого здесь русскоязычного сообщества консенсус в США полный, вы ошибаетесь: осуждение плагиата безоговорочно. Видейшие историки (меньшинство из них) пытаются просто доказать, что данном случае плагиата не было. Трудно ожидать чего-то другого, принимая во внимание, что речь идет о видном историке и публичном интеллектуале, у которой хватает и друзей, и клиентов. И защищают стандартными смехотворными методами, типа "домашнее задание собака съела".
Автор приводит не какие-то "общеобразовательные" критерии плагиата, а общепринятые в США, на основании которых людей исключает из университетов, лишают кафедр, разрывают с ними контракты и подают на них в суд. Если Вас эта тема действительно интересует, сделайте поиск в Slate, там еще много и по этому казусу, и по другим.
Что касается отзывов читателей - ну и что? Вы ведь тоже читатель, а я с Вами по-прежнему категорически не согласен.

Я абсолютно согласен, что настоящий плагиат (по сути, а не по форме) -- страшное зло, бороться с которым необходимо повсеместно (как минимум в научных сообществах).
Но и этикет, и этика цитирования меняются -- в зависимости от времени и контекста. Странно, что Вы рассматриваете их как понятия абсолютные. Уверен, что смысл слова “плагиат” был несколько другим сто лет назад и будет продолжать меняться и в будущем.

Пример контекста: во вступительной части научной статьи часто приходится давать очень краткий обзор всей области, различных конкурирующих подходов к задаче, и своего собственного вклада. Попытки самостоятельно кратко охарактеризовать результаты конкурентов очень опасны -- легко пропустить главное или создать неверное впечатление. Между тем, приводить закавыченные цитаты из вступлений к чужим статьям тоже не принято. [Уверяю Вас, большинство ученых-естественников предпочтет, чтоб их в такой ситуации цитировали без всяких кавычек, а не занимались глупым и сбивающим с толку парафразом.] Ссылка на статью все равно указана + суть метода конкурента имеет лишь опосредованное отношение к новой работе. Это пример плагиата по форме (повторение отрывка чужого текста без кавычек), а не по сути (присвоение результатов чужой научной/творческой работы).

У ученых - совсем другие критерии интеллектуальной собственности и плагиата. Не сочетание слов, как в литературе, а факты, результаты. Так вот, на факты ссылка обязательна в любом случае, иначе это не факты (не на законы Ньютона, конечно). Либо Вы ссылаетесь на чужую фамилию, либо на свою. Либо корректно, либо плагиат.
Правила менялись и будут меняться. Но я не предвижу правил, по которым автором стихотворения Пушкина станут считать Тютькина.

Разумеется хорошо ли воровать было обсуждать довольно странно. Тем не менее, никто из принимавших участие в обсуждении, в т.ч. и цитировавшие Гаспарова, не обратил внимание на одну существенную деталь, напрямую касающуюся данного конкретного романа.
Здесь один из самых эффективных и часто используемых художественных приемов, позволиливших автору раствориться в персонаже - совмещение разновременных символов, перемешивание археологических слоев культуры. И с этой точки зрения что шумеро-аккадская клинопись, что сенильные гимназичесие сны в Переделкино - все едино.
Это тут не то что "какое милые сегодня", а именно мозаика из разбитых и погибших культур. Поэтому как прием - вполне оправдано.

Это все пожалуйста, хотя у меня лично от этих замшелых постмодернистских фокусов скулу воротит. Только пиши сам, а не воруй.

неужели кто-то оправдывает плагиат?
как я отстала от жизни
не представляю, как можно заниматься плагиатом,
а оказывается, уже нужно представлять, как и чем можно оправдать плагиатора...

мир сошёл с ума

А это нормальная стратегия для Интернета. Если кто-то что-то отрицает, обязательно надо найти способ оправдать. И наоборот. Навязчивая контраргументация - как привычка. И часто - вообще единственный смысл...

Поразительно вот что: человека поймали за руку в тот момент, когда рука вытаскивала из чужого кармана чужой бумажник. Но оказывается, что это и есть предмет для обсуждения: является ли подобное действие воровством? И в самом деле: во-первых, может он просто такой любопытный - посмотрел бы, что внутри, и положил бы обратно; а во-вторых, кто у кого украл? разве не стало общим местом после Прудона, что собственность есть кража? Вот и мы... Десятки лет нам твердят (и мы затвердили урок), что автора больше нет. А теперь находятся всякие, которые всерьёз берутся защищать авторские права? Забавно, что лет десять назад я видела на лондонской сцене пьесу Дэвида Эдгара "Пятидесятница" (The Pentecost), и она показалась мне - по непроверенным, но очень живым воспоминаниям о спектакле в Товстоноговском театре - слишком многим обязанной пьесе Веры Пановой (да, так!) "Метелица". Может, это метод: найти подзабытого небездарного автора и черпать из этого источника? В 70-80-е годы у кое-кого в в метрополии всё напечатанное в эмиграции считалось общественным достоянием. Об этом, напр., у Чуковской. Кто только не пёр из её "Записок об "Анне Ахматовой" ! Ссылки, если были, выглядели так: "современник вспоминает"... И МВ Розанова то же говорит о том, как растаскивали по фразам из Синявского. Есть и собственные наблюдения на этот счёт. А Д.М.Томас, считая, что только он один читает по-русски, разве не стащил у Анатолия Кузнецова сцены в Бабьем Яру для своего "Белого отеля"? А последний скандал с Дэном Брауном! Ведь он упёр не что-нибудь, а знаменитый интеллектуальный бестселлер предыдущего двадцатилетия "Святая кровь и святой Грааль". А суд, похоже, как часть ваших собеседников по ЖЖ, сомневается, поскольку перепёр не дословно. Может , то что уже напечатано, целиком принадлежит тум, кто читает?...
А за Шишкина я искренне рада. Мне и всегда в нём слышалось что-то ненастоящее. Тепеь его мворческий метод обнажился. Читателей можно поздравить.

Да, я как раз пытался вчера вспомнить, за что выпороли Томаса.