?

Log in

No account? Create an account
Nikon

aptsvet


Записки аэронавта

Свободу Pussy Riot!


Previous Entry Share Next Entry
Моя очередь
Nikon
aptsvet
Апдейт к предыдущему - просто чтобы показать, что уважения к оригиналу и получаса времени достаточно, чтобы добиться хотя бы сносного результата. Главная разница между Пастернаком и мной - я перевожу оригинал, а не сочиняю. В Лозинского и Корнеева не заглядывал. И заметьте - лишней строчки почему-то не понадобилось.

Так завтра, завтра, завтра настает
Шажками шаткими день ото дня
К последней букве летописных лет.
И все "вчера" болванам освещали
Путь к пыльной смерти. Догорай, свеча!
Жизнь только тень, бездарный лицедей,
От силы час на сцене рвет и мечет
И прочь с подмостков. Вся она как повесть
Кретина, как бессвязный гнев и визг
Без тени смысла.


  • 1
У Вас действительно близко к тексту. Кстати, заметил, автоматически составляя подстрочник, что этот фрагмент у Шекспира кажется странным образом кажется переводом с русского."Жизнь - пляшущая тень, дурной актёр..." и т.п.

Я бы, правда, избавился от слова "битый" - оно удлиняет время, а не укорачивает.

Улучшить можно, я ведь не выдаю свой перевод за идеальный - просто принцип демонстрирую. А насчет актера - это, видимо, излюбленный Шекспиром прием "автоприкола", ведь эти слова говорит актер на сцене. Но вот уж никак не перевод ни с какого, такие стихи вообще невозможны, если бы не беспощадный факт их существования.

Да, принцип ясен.

Надо было сослать Пастернака переводить ленту новостей. Я как-то три дня работал на новостном ресурсе переводчиком, и выяснилось, что за малейшее отступление от фактов в пользу литературности новостников сильно бьют по рукам.

Тут еще вопрос: что же о себе мнил Пастернак, добавляя "литературности" Шекспиру?

А с "битым" Вы таки совершенно правы - я убрал, тут ведь именно краткость жизни подчеркивается.

Алексей Петрович, а можно я, как переводила, сравню?
Простате, пожалуйста, а где исходник?

спасибо, я завтра отвечу...

Пастернак, конечно, напортачил, но он, ведь, не переводил, а пересказывал. У Вас очень хороша третья строка, а остальное можно передать гораздо точнее. Например, так:

И завтра, снова завтра, снова завтра
Шагами мелкими крадется день за днем
К последней букве летописных лет;
И наши все «вчера» осветят дурням
Путь к пыльной смерти. Истекай, свеча!
Что жизнь? – бродяга-тень, дурной актер:
Бредет и мечется в свой час по сцене,
Но смолк, неслышен. Этот весь сюжет
Глупцом рассказан, полон зла и шума,
Ничего не значит.

Еще раз: я не выдаю свой перевод за совершенство. Но речь все таки идет о Шекспире, а не о контракте на покупку недвижимости. При всей скромности мне кажется, что мой лучше. Не говоря уже о том, что ямб должен быть пятистопным, а не шестистопным. Слово "сюжет" в Шекспира никаким концом не лезет. Никогда не слышал, чтобы свече командовали "истекай". Дурень - неживое слово. Strut абсолютно нельзя перевести как "бредет" - куда можно брести по сцене в течение часа? Тень - не бродяга, просто ходит, это разные вещи. Если смолк, то уж точно неслышен. Глупец - это именно неумный человек, а речь ведь идет об идиоте. А уж "зло" вы просто сами в уста Шекспира вкладываете, его здесь нет.

Так что не совсем Вас понимаю.

Большое спасибо, давно не встречал хорошей критики. Со многим согласен, что-то исправил. Вот, что вышло:

И завтра, снова завтра, снова завтра
Крадясь, переступает день за днем
К последней букве хроники времен;
И наши все «вчера» осветят дурням
Путь к пыльной смерти. Истекай, свеча!
Что жизнь? - бродяга-тень, плохой актер:
То шествует, то мечется в свой срок,
Но, вот - неслышен. Это лишь рассказ,
Рассказанный глупцом: там шум и ярость,
Он лишен значенья.

Что скажете?

В Вашем переводе мне не по душе пропущенные слоги в первой и последней строках, необоснованность "шаткости" шагов, отсутствие двойственности struts/frets ("рвет и мечет" слишком далеко), перевод метафоры "Out, out, brief candle!" не метафорой, несоответствие выражения "был таков" оригиналу ни по смыслу, ни по эмоциональной окраске, усиление "sound" до визг.

Плохо, недопустимо переводить одни из лучших стихотворных строк мировой литературы на таком уровне, и на этом уровне точность уже безразлична. А пропущенных слогов у меня нет, с ямба меня не сбить. Счет слогов в последней строке произволен, она неполная.

Боюсь, спорим о вкусах... Впрочем, я в гораздо лучшем положении: во-первых, я с радостью принимаю обоснованную критику; во-вторых, я не воспринимаю эти строки настолько лично. Сдается мне, лет двадцать назад Вы бы переводили это по-другому. И лет двадцать спустя, если возьметесь, то опять же сделаете другой перевод. Что совершенно недопустипо, когда речь идет о Шекспире. Подход, в котором основной критерий - точность, гораздо уместнее, по-моему, в таких переводах.

Кстати, я говорю о прупущенных слогах, а не строфах. Неужели, Вы всерьез верите, что Шекспир просто так сделал последнюю строчку выпадающей из ритма. Я уверен, что Вы, как и все предыдущие переводчики, оказались в плену у собственной неточности и ямба: обратите внимание на две последние строки оригинала и прочитайте две последние строки моего перевода - возможно, догадаетесь, в чем дело...

Не думаю, что спорим о вкусах - в противном случае мне, в мои-то годы, давно следовало бы оставить эти занятия, но пока особо строгих нареканий не было. Спорим о фактах.

Я так и не понимаю, о чем Вы толкуете. Естественно, ни о каких пропущенных стофах речи быть не может, потому что строф здесь нет. И ни о каких пропущенных слогах тоже: первая строка у меня, как и у Шекспира, строго ямбическая. Ямбом я в принципе могу просто разговаривать, особенно в диалоге с человеком, который в состоянии такой разговор поддержать. У Вас, однако, есть очевидные проблемы, как показывает первый вариант Вашего перевода. В доказательство я мог бы просканировать, но это незачем, как спор о таблице умножения.

Теперь, о последних двух строках Вашего второго варианта. Да, я действительно уверен, что Шекспир сделал последнюю строку выпадающей из ритма и оборвал, для него это совершенно типично. Но в русских переводах это обычно не передается из-за разницы между английским и русским ямбом: что русскому хорошо, то немцу смерть.

А если уж присматриваться с микроскопом, то можно увидеть, что Шекспир добавил безударный слог для замедления, чтобы задержать внимание на ключевой фразе. Вы же начинаете со спондея, то есть совсем наоборот.

Помимо этого слова "шум" и "значение" неправильные. Звук, издаваемый голосовыми связками, шумом назвать нельзя, а бессвязная речь идиота лишена не значения, а смысла.

Посчитайте количество слогов - не стоп, а слогов! - в первой строке у Вас и у Шекспира. Вы опускаете последний безударный слог, не имея к этому оснований. Это характерная ошибка - невнимание к подобным деталям. Последствия этой ошибки могут быть весьма серьезными - Вы точно также потеряли последний безударный слог в предпоследней строке. В результате, Вы вынуждены начать последнюю ямбом.

Но у Шекспира все совершенно не так: у него первична речь, а не размер! Поэтому его последняя строка является не обрывком, который можно переводить ad libitum, как Вам хотелось бы это представить, а в точности наоборот: это продолжение предпоследней строки. Вполне естественное, поскольку у Шекспира предпоследняя строка закончилась безударным слогом, а последняя началась ударным - это не спондей, а (если рассматривать в отрыве от текста) хорей.

Если бы мы с Вами изъяснялись просто в терминах силлабо-тоники, всех этих недоразумений не возникло бы. Вместо этого Вы говорите о слогах, как будто мы обсуждаем Буало.

Разница, на которую Вы указываете, заключается в том, что у Шекспира строка пятистопного ямба завершается женским окончанием, а у меня - мужским. Единственное, что я могу сказать по этому поводу - это не имеет абсолютно никакого значения, такие окончания чисто произвольны, и в данном случае женское возникло просто от троекратного повторения слова с женским окончанием. Кроме того, в русском и английском языках статистика таких окончаний в любом случае резко различается, и любое слепое копирование трудно и бессмысленно - кроме так называемого "героического" стиха, который по-русски воспроизводим с большим трудом, всегда натужно.

То же самое можно сказать и о предпоследней строке. А что касается последней, тот тут вы подметили с точностью до наоборот: она начинается с безударного слога, как и положено в ямбе, но затем тоже следует безударный - слово signify ударяется на третьем слоге. Такие переломы в ямбе очень типичны для английского, и я сам их порой вставляю в своих английских стихах, но в русском каноны совершенно иные, и это воспринимается как неряшливость. И давайте прекратим этот спор, он совершенно бессмысленный.

Возможно, я понял, что Вы хотите от перевода этого отрывка. Не уверен, что это правильно, но почему бы не попробовать?! Здесь новый перевод:
http://www.livejournal.com/users/burrru/32838.html

Не-а, получаса маловато будет. "Эавтра", настающее "шажками шаткими" "к последней букве..." (!?) - спотыкаешься уже на первой строке. Шекспировское Recorded time и Ваши "летописные (т.е. зафиксированные человеческой рукой, в летописи?) лета" - явно не одно и то же. "Догорай, свеча!" - почти обреченность, но не вызов.
"От силы час", "был таков" - помилуйте, нет этого у Ш.! Бездарный актеришко - статист, дурно играющий свою второстепенную роль, но не мелкий плут: зачем же "и тотчас был таков"? Сбежал что-ли со сцены? Или это такая метафора скоротечности времени?
Вопрос, узнал ли бы себя в переводе классик.

Все, что я здесь пытался показать - это то, что перевести лучше Пастернака не составляет никакого труда. Я вовсе не пытался дать идеальный перевод. Просто покажите мне, у кого лучше - пока никто этого не сделал.

слушаю и повинуюсь:



Так завтра, завтра, завтра настает
Шажками шаткими день ото дня
К последней букве летописных лет.
И все "вчера" болванам освещали
Путь к пыльной смерти. Догорай, свеча!
Жизнь только тень, бездарный лицедей,
От силы час на сцене рвет и мечет
И прочь с подмостков. Вся она как повесть
Кретина, как бессвязный гнев и визг
Без тени смысла.
Не догадалась умереть попозже,
Когда б я был свободней, чем сейчас!
Мы дни за днями шепчем: "Завтра, завтра"
Так тихими шагами жизнь ползет
К последней недописанной странице.
Оказывается, что все "вчера"
Нам сзади освещали путь к могиле.
Конец, конец, огарок догорел!
Жизнь - только тень, она - актер на сцене.
Сыграл свой час, побегал, пошумел -
И был таков. Жизнь - сказка в пересказе
Глупца. Она полна трескучих слов
И ничего не значит.
Ей надлежало бы скончаться позже:
Уместнее была бы эта весть.
Бесчисленные "завтра", "завтра", "завтра"
Крадутся мелким шагом, день за днем,
К последней букве вписанного срока;
И все "вчера" безумцам освещали
Путь к пыльной смерти. Истлевай, огарок!
Жизнь - ускользающая тень, фигляр,
Который час кривляется на сцене
И навсегда смолкает; это - повесть,
Рассказанная дураком, где много
И шума и страстей, но смысла нет.
Что б умереть ей хоть на сутки позже!
Не до печальной вести мне сегодня.
Так - в каждом деле. Завтра, завтра, завтра, -
А дни ползут, и вот уж в книге жизни
Читаем мы последний слог и видим,
Что все вчера лишь озаряли путь
К могиле пыльной. Дотлевай, огарок!
Жизнь - это только тень, комедиант,
Паясничавший полчаса на сцене
И тут же позабытый; это повесть,
Которую пересказал дурак:
В ней много слов и страсти, нет лишь смысла.
Она могла бы умереть попозже,
Тогда бы время было у меня
Для этой вести. - Завтра, завтра, завтра...
День ото дня влачится мелким шагом
Вплоть до последней буквы в книге жизни.
И все "вчера" лишь освещали путь
Туда, где прах. Так догорай, огарок!
Жизнь - только тень минутная; фигляр,
Свой краткий час шумящий на помосте,
Чтобы навек затихнуть; это - сказка
В устах глупца, где много звонких фраз,
Но смысла нет.
Ей следовало после умереть,
Когда бы смерть пришлась бы больше в пору.
О, эти завтра, завтра, завтра...
День ото дня они вползают
К нам незаметно через поры бытия.
И получается, что наши все вчера
На то лишь и пригодны только,
Чтоб освещать к могиле путь для дураков.
О, угасай, короткая свеча.
Жизнь -- только тень бродячая,
Она -- актер несчастный,
Которому отмерен краткий срок
Носиться или шествовать на сцене,
Но вот уж больше не слыхать его.
Она -- история, что рассказал дурак,
Наполненная яростью и шумом,
Которая не значит ничего.
Вильям Шекспир. Макбет (Перевод Алексея Цветкова) Вильям Шекспир. Макбет (Перевод Б. Пастернака) Уильям Шекспир. Макбет (Перевод М. Лозинского) Уильям Шекспир. Макбет (Перевод Ю. Корнеева) Вильям Шекспир. Макбет (Перевод С.М. Соловьева) Вильям Шекспир. Трагедия Макбета (Перевод В. Раппопорта)
As Pike Bishop says: "Let's go."

Re: слушаю и повинуюсь:

Мне почем-то понравился Лозинский.
Michael Zeleny, мне придется, чтобы ответить вам в другом месте, некоторое время поработать со словарем. Или Вы сами переведете?

Re: слушаю и повинуюсь:

    It would take me some effort to translate my note into Russian. Unlike our host, I compose mainly in English, being ill at ease in serving two masters. I could and would accommodate you in the spirit of courtesy. But since your argument turns on presuming at least our shared basis for understanding Western attitudes towards poetry, do you really want us to go there?

Re: слушаю и повинуюсь:

Ладно, покажу я этот Ваш с Цветковым диалог в универе. И мне переведут, и Вам пару ласковых напишут.)

  • 1