Алексей Цветков (aptsvet) wrote,
Алексей Цветков
aptsvet

Categories:

У. Шекспир, "Трагедия Гамлета, принца датского"

Акт II

Сцена II

Трубные звуки. Входят король Клавдий и королева Гертруда с Розенкранцем, Гильденстерном и свитой.

Клавдий. Привет вам, Розенкранц и Гильденстерн.
Хоть мы и так соскучились без вас,
Причиной столь поспешного посольства
Была нужда. Вы слышали, принц Гамлет
«Преображен» - иначе не назвать,
Поскольку он снаружи и внутри
Уже не прежний. Что произошло
Сверх отчей смерти, что могло бы так
В нем разум довести до помраченья,
Мне невдомек. Я вас молю обоих,
С младых ногтей возросших вместе с ним
И так его повадки изучивших,
Хоть часть досугов здешних посвятить
Общенью с ним в застолье и собраньях,
Чтоб удалось вам лучше распознать
Предмет его тревог, и чтобы мы
Могли недугу подобрать лекарство.
Гертруда. Он вспоминал вас часто, господа.
Я поручусь, что нет таких, к кому
Привязан он сильней. И коль не бремя
Для вашей дружбы и для доброй воли
Немного времени пожить у нас
Надежды нашей ради и покоя,
То благодарность будет королю
Весьма подстать.
Розенкранц. Величеств ваших просьба,
Поскольку в вашей суверенной власти
Велеть, а не просить, вполне могла бы
Звучать приказом.
Гильденстерн. Нам велит наш долг
Повиноваться, и с поклоном низким
Сложить свое вассальное смиренье
У ваших ног.
Клавдий. Мой Розенкранц и добрый Гильденстерн!
Гертруда. Мой Гильденстерн и добрый Розенкранц!
Теперь идите Гамлета проведать,
Столь изменившегося. Кто-нибудь,
Сходите с ними, отведите к принцу.
Гильденстерн. Пусть нам поможет небо честной дружбой
Развеять скорбь его чела.
Гертруда. Аминь.

Розенкранц и Гильденстерн уходят в сопровождении свиты.
Входит Полоний.

Полоний. Мой государь, послы с хорошей вестью
Вернулись из Норвегии.
Клавдий. Ты снова пастырь добрых новостей.
Полоний. Я, государь? Я лишь вассал, не больше,
Мой долг мне собственной души превыше
И перед королем, и перед Богом.
И полагаю, если только мой
Несчастный мозг в политике не сдал
Позиций, что известна мне теперь
Причина помраченья принца.
Клавдий. Так говори, не терпится услышать.
Полоний. Пусть первыми нам подадут послов,
А я – компотом к этому банкету.
Клавдий. Тогда будь добр и пригласи их сам.

Полоний уходит.

Он говорит, Гертруда, что истоки
Безумья Гамлета ему ясны.
Гертруда. Мне кажется, они и так понятны –
Уход отца и наш поспешный брак.

Входит Полоний с послами Вольтимандом и Корнелием.

Клавдий. Там разберемся. – В добрый час, друзья.
Что, Вольтиманд, как там наш брат-норвежец?
Вольтиманд. Покорнейше приветствуем и вас.
В ответ на наши просьбы он пресек
Племянниковы сборы – он считал,
Что тот намерен выступить на Польшу,
Но, приглядевшись, быстро обнаружил,
Что против вас. И, сильно опечалясь,
Что нездоровье, возраст и бессилье
Его – соблазном стали Фортинбрасу,
Велел пресечь, и тот повиновался
Приказу короля и обещает,
Что больше не посмеет никогда
Идти войной на датский ваш престол.
На радостях ему король норвежский
Три тысячи начислил годовых
С тем, чтобы собранных уже солдат
Незамедлительно направить в Польшу,
А вас он просит в этом вот письме
Позволить Фортинбрасу переход
Через владения короны датской,
С гарантиями мира и всем прочим
Здесь перечисленным.

Вручает Клавдию документ.

Клавдий. Все в лучшем виде.
Мы улучим момент, чтоб прочитать,
Ответить и подробно все обдумать.
Тем временем спасибо за труды
И отдохните. Нынче мы пируем.
Вас с возвращеньем!

Вольтиманд и Корнелий уходят.

Полоний. Вышло все на славу.
Король и королева, излагать
Что есть величество и что есть долг,
Что день, что ночь и что такое время –
Пустая трата дней, ночей, часов.
Поскольку краткость – сердце остроумья,
А скука – лишь конечности вокруг,
То лучше коротко: ваш сын безумен.
Что есть безумие, определим,
Как не печальный жребий быть безумным?
Но не о том я.
Гертруда. К делу, без прикрас.
Полоний. Мадам, прикрас я избегаю вовсе.
Да, он безумен – жаль, что это правда,
И правда то, что жаль, что он безумен.
Речь не о том, я чужд любых прикрас.
Таки безумен. Остается лишь
Найти причину следствия, точнее
Найти причину бедствия, поскольку
Здесь бедствие есть следствие причины,
Что остается нам в сухом остатке?
Рассмотрим дело.
Имею дочь, покуда дочь она мне,
Которая в своей дочернем долге
Вручила вот что мне. Прошу вниманья.

Читает письмо.

«Небесному созданию и кумиру души моей, наираспрекраснейшей Офелии» - это дурной оборот, мерзкий оборот. «Наираспрекраснейшей» - мерзкий оборот. Но я продолжу, вот: «на ее прелестной белой груди» - нет, дальше.
Гертруда. Письмо прислал ей Гамлет?
Полоний. Терпение, мадам. Я поясню.

Читает письмо.

«Усомнись что пламя жжет,
Солнце нить плетет из дней,
Усомнись что правда лжет,
Но в моей любви не смей.
О, дорогая Офелия, я слаб в этих стопах. Я не владею искусством скандировать свои стоны, но люблю тебя больше всех, куда больше всех, поверь. Прощай.
Твой навеки, дорогая, пока эта машинка тикает.
Гамлет».

(Окончание следует.)

Tags: гамлет, шекспир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments