?

Log in

No account? Create an account
Nikon

aptsvet


Записки аэронавта

Свободу Pussy Riot!


Previous Entry Share Next Entry
Постмодернизма не бывает
Nikon
aptsvet
Решил излить пару слов в порядке реакции на рассуждения pernata_fogel о постмодернизме (здесь и ранее), поскольку на месте происшествия дискуссия ушла в сторону и сосредоточилась вокруг вопроса, кто варит кофе и кто его пьет, несмотря на попытку arkshtypel призвать к порядку.
Я уже не впервые сталкиваюсь с той странностью, что в России достаточно аморфное понятие постмодернизма в основном определяется как литературное течение. На это хочется возразить дважды.
Во-первых, постмодернизм - не литературное, а мировоззренческое явление, современный и универсальный вариант релятивизма. Релятивизм есть способ преодоления скептицизма произвольным актом воли. Если скептик считает, что никакая позиция не может быть философски обоснована, а потому нелепа, и разумнее молчать в тряпочку, то релятивист считает, что из недоказуемости следует равноценность всех позиций, и все одинаково хороши (или плохи, что то же самое). Для нас хорошо - права человека, для них - людоедство, и сравнивать эти две позиции мы не вправе, потому что собственная нас ослепляет. Главным предтечей постмодернизма был Ницше (хотя сам он постмодернистом не был) и, по крайней мере в одном ответвлении, Хайдеггер. О Ницше как-нибудь в другой раз, о Хайдеггере лучше никогда. Ведущими идеологами постмодернизма были Деррида, Фуко и еще легион демагогов помельче.
Во-вторых, постмодернизм как литературное течение не существует и никогда не существовал. Идея его существования стала результатом исторической случайности - того, что по-английски называется serendipity. Сам Деррида, конечно же, претендовал на звание философа, но философы воспротивились такому пополнению войска. Зато, когда Поль де Ман занес бациллу в чашки Петри американских факультетов английского языка, там она нашла благодарную поживу и вспыхнула эпидемией. Главной поживой стали бунты против традиционной эстетики среди литературных идеологов феминизма и расы, которым всегда было безразлично, что написано, а важно, кто написал.
Нелепость постмодернизма в качестве литературного течения очевидна уже из максимы Деррида о том, что кроме текста ничего не существует. Текстом, таким образом, является как "Гамлет", так и пачка сигарет "Мальборо", и хотя на текущем этапе мы еще придаем большую эстетическую ценность Шекспиру, это лишь эффект контекста, и не исключено, что сигареты когда-нибудь где-нибудь одержат верх над трагедией, будь то в контексте реклам "Страна Мальборо" или мужского свинского шовинизма.
Таким образом, говорить о литературе постмодернизма нелепо, поскольку литература как таковая растворяется в общем тексте, каким нам предстает мир. Но обстоятельства сложились как они сложились, и поэтому я брошу короткий взгляд на реальное воплощение в литературе, а не в жидком мозгу университетских критиков.
Прозу тут надо рассматривать отдельно по очевидным причинам - именно в прозе, в основном англоязычной, образовалась плеяда весьма крупных писателей, к которым привешен ярлык постмодернизма. Это в первую очередь Томас Пинчон, Дон Делилло, Уильям Гэддис и ряд других. Под постмодернизмом в данном случае понимают совокупность приемов, большинство из которых, если к ним присмотреться, сложилась уже в эпоху модернизма, а возникшие позже качественно никак не отличаются. Кроме того, все эти авторы отмечены высочайшим уровнем мастерства, что с точки зрения постмодернизма просто нерелевантно. И наконец, самый классический образец постмодернистского романа написан в XVIII веке - увязывать его с релятивизмом Деррида совершенно нелепо, у него совсем другие корни.
В поэзии дело обстоит иначе по той печальной причине, что рынок здесь не имеет никакого голоса, и талантливее нередко оказывается тот, кто громче кричит. В отсутствие рыночного, а на самом деле читательского контроля, программа постмодернизма здесь иногда реализуется полностью, в основном за счет обрушивания традиционной дихотомии "плохое-хорошее", ибо существует только текст и контекст. Одной из главных особенностей искусства, а говоря о литературе мы обязаны говорить об искусстве (в противном случае мы растворяем ее в универсальном "тексте"), является возможность творческого провала - она работает в искусстве как фальсифицируемость в науке. Постмодернизм не допускает провала, он подменяет его альтернативностью контекста. И лучших боевых доспехов для графомана не придумать.

Вдогонку: Вышесказанное никоим образом не следует толковать как отрицание альтернативных методов стихосложения (в стиле недавнего наезда М. Генделева на тамбовскую школу верлибра) или возможности особой эстетики. Главным критерием подлинности остается допущение возможности провала (а стало быть и понятия мастерства). В этом смысле покойный Д. А. Пригов никаким постмодернистом, конечно, не был, хотя некоторые его "эстетические" поступки были - например, запланированная и сорванная скоропостижной кончиной акция с восхождением в шкафу на вершину МГУ.
Следует добавить, что до изобретения постмодернизма графоманов отлично спасала, по крайней мере в их собственных глазах, чисто романтическая идея "самовыражения". Постмодернизм в каком-то смысле представляет собой финальную фазу романтизма, хотя рассуждать об этом сейчас нет времени.
Tags:


"Постмодернизм не допускает провала, он подменяет его альтернативностью контекста. И лучших боевых доспехов для графомана не придумать." - да. это похоже на правду.

Спасибо, согласен.
А не просветите, какой роман XVIII в. Вы имеете в виду?

"Тристрам Шенди" Стерна.

Oчeнь интeрeснo

Чтo вы нaзывaeтe “эпoxoй мoдeрнизмa” примeнитeльнo к прoзe?

Re: Oчeнь интeрeснo

Я тут ничего специально не называю, общепринятая номенклатура подразумевает период примерно от начала XX века до конца Беккета, или что-то в этом роде.

Точно - бацилла. Отрицание здравого смысла как достоинство - это в голове даже не укладывается. К счастью, мода кажется уходит в прошлое.

очень понравилась последняя часть поста, потому что звучит сходно многим моим мыслям. Но как определить, что есть провал, а что успех?

Вот как раз определение не должно быть проблемой, потому что критерии должны быть очевидны и нетривиальны. В противном случае автор может завить, что ему самому они хорошо известны, и стихотворение по его меркам гениально, а мы - не судьи.

Полностью согласна. Однако не могу не сослаться на альтернативную точку зрения, что постмодернизм не является разновидностью релятивизма. Он лишь выражает недоверие к метаповествованиям. См. статью Р.Рорти Постмодернистский буржуазный либерализм, особенно последний абзац.

Дело в том, что Рорти - исключение из числа философов, он-то как раз принял и релятивизм, и Деррида. Поэтому его показания я обычно рассматриваю со знаком минуса.

Бунт художников и писателей, оформляющих и сочиняющих демократический текст в пределах проекта Мальборо, против тоталитарных проектов Шекспира , Толстого и Достоевского закончился полной победой проекта Мальборо.
Логика практиков проекта проста и безыскусна. Давайте сравним тиражи нашей живописи, и графики, и текста , а также количество читателей и потребителей нашего проекта. И истина будет очевидна и понятна каждому, кто знает цифры в пределах десяти и буквы в пределах алфавита. Ибо количество курильщиков и зрителей рекламы проекта, во столько же раз превосходит число читателей Шекспира, Достоевского и Толстого вместе взятых, в какое число насекомых превышает количество рек, на которых они живут. Эти приоритеты разглядели и оформили в аксиомы теоретики проекта Мальборо.
Если ты правильно понял аксиоматику, то твой продукт истинный, - сказал один из подвижников победы проекта Мальборо.
Дискурс в этом смысле – это говорение, поддержанное социально значимым количеством говорящих.
И лучших боевых доспехов для графомана не придумать, -пишите Вы, - полагаю, что это не доспехи, а биологическое оружие, против которого противогаз не поможет.
Думаю, территорию ИХ литературы, как прозы, так и поэзии, надо отдать мальборианцам, а самим заниматься старым несоциальным жанром самопознания посредством сложения в слова и строфы , и тексты своих переживаний, волнений, сомнений, страхов и надежд, а также наблюдений над ИХ историей, ИХ культурой и ИХ властью. Постмодернизм власти бессмертен. И в оном победа мальборианцев над нами, слава Богу, справедлива, буднична, несомненна и не интересна.

Не так на самом деле, по крайней мере в нормальной вселенной, а не постмодернистской. Авторы проекта "Мальборо" понимали, что создают рекламу, а не произведение искусства. И продукт у них вышел вполне истинный и даже классический в каком-то смысле. А вот если действительно считать, что все текст, тогда разницы между Шекспиром и Мальборо нет. К счастью, в глазах сотен миллионов адресатов рекламы она не является искусством, потому что как раз эти люди никогда в руки не брали и не возьмут Деррида. Победа и поражение возможны только тогда, когда состязание идет на одном поле.

Возможно, моя мысль была смутна. Я с Вам согласен.
Постмодернизм и Литература не имеют общего словаря и языка, они имеют только общие буквы. Но это не повод для общения.
Изготовление сосисок из готового мяса отличается от работы ловца и дрессировщика тигров.



не совсем так

Нелепость постмодернизма в качестве литературного течения очевидна уже из максимы Деррида о том, что кроме текста ничего не существует.

C’est pourquoi les considérations méthodologiques que risquons ici sur un exemple sont étroitement dépendantes des propositions générales que nous avons élaborées plus haut, quant à l’absence du référent ou du signifié transcendental. Il n’ya pas de hors-texte. (Нет вне-текста.)
Si nous considérons, selon le propos axial de cet essai, qu’il n’y a rien hors du texte (нет ничего вне текста), notre ultime justification serait donc la suivante : le concept de supplément et la théorie de l’écriture désignent, comme on dit si souvent aujourd’hui, en abyme, la textualité elle-même dans le texte de Rousseau.
— Jacques Derrida, « ce dangereux supplément… » in De la grammatologie, Les Éditions de Minuit, 1967, pp. 227, 233

Суждения вполне противные рассудку, но уж никак не нелепые.

Re: не совсем так

quant à l’absence du référent ou du signifié transcendental

Я ведь здесь не говорю о нелепости взглядов Деррида, в них есть внутренняя согласованность, но об их несовместимости с понятием искусства, каким оно было до сих пор. Искусство всегда предполагало внешний референт, хотя последний след трансцендентального испарился после раннего романтизма. Искусство не философия, оно не нуждается в доказуемой референтности. Деррида просто его упраздняет, чем повергает в экстаз университетского эксперта по литературе. С этой точки зрения быть постмодернистским поэтом - все равно что быть футболистом без мяча, ворот и команды противника.

Вам эта статья не попадалась?
http://www.russned.ru/stats/1504

Нет, не попадалась, да и вряд ли я стал бы ее читать, если бы попалась. Но теперь посмотрел - не понимаю ни слова. Это о каком-то другом постмодернизме, неизвестном мне.

>возможность творческого провала - она работает в >искусстве как фальсифицируемость в науке.

Это Вы очень хорошо сказали (и мне симпатична Ваша симпатия к аналитической ветви философии). Только почему провал невозможен? В этой системе взглядов и отношений успешность определяют ЭКСПЕРТЫ. В визуальных искусствах это арт-критики, галерейщики. Рынок, но с поправкой на символический капитал. Довольно удобная и жизненная поправка, кстати. В литературе по-другому, но кое-какие механизмы и институции имеются.

Критерий так себе. А до постмодернизма были намного более надежные критерии?

Изобразительное искусство я нарочно избегаю упоминать - оно давно подпало под власть экспертов-галерейщиков, что еще хуже постмодернизма, если только такое можно себе представить.

Но вообще в искусстве критерием, или тем, что Деррида в приведенном выше отрывке именует référent, всегда был корпус всего созданного до настоящего момента. Более точного критерия нет и не будет, но это и хорошо, потому что его не сокрушить философским аргументом.


Алексей Петрович, спасибо Вам за это эссе!
Как Вы можете представить, учась в
Брауне уже три года я столкнулась с поклонниками Дерриды по полной программе - и профессорами и студентами - причем, агрессивными... Я как раз через несколько дней туда возвращаюсь и готовлюсь к тому, что придется выслушать очередную порцию глупостей, и Ваш пост для меня -невольная моральная поддержка.

Браун в этом смысле всегда был одним из главных бастионов. Сочувствую.

заметка дилетанта

Бывает постмодернизм или не бывает? Следует ли нам всем прийти к единому мнению по сему важнейшему вопросу?

Читаю я эту дискуссию, и думаю: почему-то меня не оставляет странное чувство искусственности подобных споров... Многие из участников почитают за должное наукообразные исследования литературных текстов и с целью их оценки, в то же время никого особо не волнует отсутствие объективных критериев в этой псевдо-науке. Мало того! Есть набор терминов, вроде "пре-модернизма", "пост-модернизма", "релятивизма", но даже значение этих терминов каждый определяет для себя (или принимает в качестве приверженца некоей группы) по-своему. Далее подумалось: а для чего вообще нужна вся эта наукообразная озабоченность? Может ли причина скрываться в том, что кто-то где-то согласен платить за подобные исследования - университеты, государственные и полу-государственные организации и фонды. Культурологическая малина?...

В основе подобных споров лежит убеждение, что искусство нуждается в регулировании, - иначе, без руководящей роли критиков-философов-литературоведов оно выродится в надпись на сигаретной картонке. На самом деле никакие беды литературе не грозят. На мой дилетантский взгляд, лучшие тексты написаны людьми, которым было плевать и на литературные течения, и на измышления литературоведов-классификаторов.

Мне кажется, что забоченностью спорящих движет вера в необходимость единого понимания того, "что такое хорошо, и что такое плохо". Это модель однозначно определяемой культуры, отсюда и подразумеваемые рецепты: ввести дефиниции и иерархические структуры в литературное творчество.

Я уже писал об этом, и здесь скажу очень кратко: мне больше по душе естественность огромного рынка, эдакой биржи литературных текстов, где каждый покупает то, что ему по душе. В условиях подобной биржи неизбежно формируются группы читателей по интересам. Это уже имеет место на веб сайтах, содержащих огромное количество "поэтов", например на Стихи.ру или же здесь, в ЖЖ. Как на любом рынке, большая часть продукта далеко не первосортна. Зато модель работает: вместо единственно-правильной центральной структуры возникают множественные локальные центры тяготения. И поставщики текстов не в обиде, и потребители довольны - в каждой локали свои таланты, свои гении, свои почитатели. И если кому нравится читать надписи на сигаретных коробках или, скажем, расплывчатые дискуссии о постмодернизме - слава Богу!...

Вот только написав это, я допёр, что просто попал не по адресу... Так что всё в порядке, товарищи. Вы спорьте, не тушуйтесь. Я просто дверью ошибся... )))))

Re: заметка дилетанта

Смешного, однако, тут все-таки мало - вопрос действительно важнейший. Существует ли истина - вот в чем он заключается. Не пилатовское "что есть истина" - на это мы вряд ли услышим ответ, а возможна ли она вообще. Когда люди исходят из предпосылки, что истина - фикция, то практически все доказуемо.
Естественность огромного рынка мне как раз не очень по душе (хотя административно притеснять никого не собираюсь) просто потому, что большинство из представленного на этом рынке - мусор. Когда мне говорят, что между мусором и немусором нет никакой фундаментальной разницы, мой рефлекс - вступиться и за коллег, которых я уважаю, и за себя самого.

Вы попали в top30 на яндексе самых обсуждаемых тем в блогосфере. Поэтому копия вашего поста доступна в ленте по ссылке
Почитать текст со всеми комментариями можно тут
Это Ваш 7-й ТОПовый пост за последний год. Посмотреть статистику автора можно тут.
Этот "бот не имеет отношения к Яндексу" © НадежныйИсточник

трагичность - очень верно подобранное слово, Алексей!
бывает, сидишь за стойкой, перед тобой полный стакан, потом глядь - пустой, через минуту потянешься - а никакого стакана и нет, одни осколки на полу... ну, нету истины, и всё тут!...