?

Log in

No account? Create an account
Nikon

aptsvet


Записки аэронавта

Свободу Pussy Riot!


Previous Entry Share Next Entry
Пауки Свидригайлова и "Формула Лимфатера"
Nikon
aptsvet
Аркадий Иванович Свидригайлов, как известно, представлял себе вечность в виде бани с пауками. Легко показать, что это не какая-нибудь специальная вечность для негодяев, а практически любая, если вообще предположить существование вечности и воспринимающего ее человеческого сознания. У Достоевского атеисты, как правило, выходили умнее всех прочих героев, даже негодяи.
Собственно говоря, я хочу изложить аргумент против загробной жизни, в двух аспектах: ее возможности и ее желанности.
Допустим, человек умер и угодил в некоторое ограниченное пространство (о созерцании лика божьего я пока умолчу). Для простоты предположим, что он просто оказался в чистом и аккуратном современном туалете на одно лицо, из которого нет выхода. Горит лампочка, блестит кафель, человек сидит на унитазе. Чтобы ему не было скучно, дадим ему газету, допустим за 5 августа 2007 года. В таких декорациях ему предлагается провести вечность. В наказание или в награду?
Сомнений, вроде бы, никаких нет. По прошествии достаточного времени он выучит газету наизусть и сможет декламировать каждую из заметок без запинки, в том числе и задом-наперед, по словам и по буквам. Он будет знать наизусть каждую из кафельных плиток, все шероховатости и зазоры. Он будет в состоянии вслепую ткнуть пальцем в каждую точку своей камеры, он может дать каждой из этих точек имя и никогда эти имена не будет путать. Будь он живым, желанным выходом из такой ситуации для него были бы безумие и смерть, но вечность таких побегов не предусматривает.
Теперь попробуем перевернуть ситуацию и превратить этот ад в рай. Отопрем ему дверь туалета, сунем в руки арфу и выпустим на бескрайние просторы. Просторы чего - не так важно, но, конечно, это не должен быть бесконечный вакуум, который был бы еще пострашнее запертого сортира, а некие, допустим, кущи, ботанический сад, как это было до грехопадения. Поскольку времени у него все та же бесконечность, он со временем не только выучит в совершенстве ботанику и зоологию, но и каждое дерево в кущах, он даст имя каждому живущему там долгоносику, с которого будет снято позорное клеймо вредителя. Он запомнит форму каждого листа и травинки. Фактически, ситуация, в которую он попадет, ничем не будет отличаться от упомянутого выше сортира. Награда окажется совершенно идентичной наказанию, все та же баня с пауками.
Таким образом, все сведется к созерцанию лика божьего, и он составляет всю разницу между плохим и хорошим. И даже если добавить к уравнению 72 мусульманских гурии, они решения не изменят, особенно если обсуждаемый нами покойник - дама. Fair enough. Но я пока не готов к обсуждению лика и хочу исчерпать абсурдные импликации загробного воздаяния.
Допустим, сад таки будет бесконечным, с бесконечным разнообразием форм сорняков и долгоносиков - я несу эту чепуху наугад, не веря в реальность какой бы то ни было бесконечности, но допустим. Но в конечном счете мы все равно упираемся в два принципа, ограничивающие наше удовольствие и сводящие его на нет.
Первый принцип - это так называемая теорема повторяемости Пуанкаре, которая гласит: "Система, обладающая ограниченным количеством энергии и заключенная в ограниченном пространстве, по истечении достаточно продолжительного периода времени окажется в сколь угодно малой удаленности от своего исходного состояния". Иными словами, все обречено повторяться до бесконечности. Из этого принципа Ницше вывел в свое время теорию вечного повторения циклов мироздания, а может быть ему даже принадлежит приоритет - я сейчас не вспомню. Важно то, что бесконечный спектакль наслаждения в действительности будет состоять из бесконечного повторения одной и той же конечной пьесы, как если бы мы оказались в кинозале и до конца времен смотрели бы там кинофильм "Брат-2".
Мне возразят, что я уже постулировал бесконечную вариантность долгоносиков, которыми вдумчивый энтомолог вполне мог бы наслаждаться вечно. Но тут мы натыкаемся на второй ограничительный принцип, впаянный в природу самого энтомолога.
Дело в том, что человек является конечным автоматом, то есть таким, который может принимать лишь конечное количество фаз или положений. Шлагбаум, допустим, примитивно бинарен, он может быть только открытым или закрытым. Автомобиль сложнее, он может ехать вперед и назад, поворачивать направо и налево и даже стоять на месте. Любое животное дает качественный скачок, число фаз, в которые оно попадает в течение жизни, неизмеримо больше, но и оно конечно.
Человек - тоже животное. И хотя количество жизненных впечатлений в молодости может показаться невообразимо разнообразным, к старости становится очевидным, что это не совсем так, особенно человеку с нудной социальной функцией и ограниченным кругозором, вроде крестьянина или депутата государственной думы.
Можно поручиться, что никакая ситуация в вашей жизни не совпала даже приблизительно точно ни с какой предыдущей, потому что фаз у человеческого автомата очень много (но не бесконечно много). Но окажись человек в гипотетической вечности, и он в скором времени заметит, что травинки и жуки ему попались в точности те же, что и несколько миллионов лет назад, и что он сыграл на своей арфе в точности те же пьесы и в той же последовательности, что и тогда. Вернее, он даже не заметит этого, поскольку такая рефлексия была бы разницей по сравнению с предыдущей ситуацией, а разницы-то как раз и не будет. Человек в вечности станет неодушевленным вокально-энтомологическим автоматом. С его точки зрения уже безразлично, находится он в кущах или в пустом космосе.
Об ужасе подобного бессмертия писал в свое время Станислав Лем. У него в рассказе "Формула Лимфатера" некий безумный ученый заключает сознание любимой покойной жены в неразрушимом кристалле, где оно изолировано от внешних раздражителей и потому вечно. Рассказчик, кажется все тот же Ийон Тихий, уничтожает кристалл, освобождая покойную из этой темницы.
Наш энтомолог, конечно же, не изолирован от ощущений, но поскольку его жизнь сводится к постоянным повторениям комбинаций этих ощущений, все уравнение можно на них разделить без вреда для результата. Он замурован в кристалл.
Остается, таким образом, только созерцание лика божьего. Но я деликатно напомню, что по крайней мере ортодоксальные формы христианства ведут речь о воскресении во плоти, то есть о воскресении людей, а не каких-то духов. Человек во плоти в состоянии созерцать лишь конечные атрибуты, а не те, которыми гипотетически наделяется бог. Вполне возможно, что в раю ему надстраивают некий страшно совершенный механизм на его кости и кожу, с помощью которого он и созерцает. Лично мне сейчас представляются очень далекими и глупыми ужимки и прыжки 18-летнего идиота, которым я когда-то был, и я считаю этого идиота самим собой лишь механически, потому что часть его воспоминаний отложилась в моих костях. Но дистанция между мной и тогдашним идиотом минимальна по сравнению с той, которая возникнет между мной и тем небесным существом, за пределами физики и геометрии, которым я могу стать посмертно, если не буду желать осла ближнего и варить козленка в молоке матери, если буду хорошим. Богу под силу сотворить ангела из табуретки, но будет ли ангел по-прежнему считать себя тогдашней табуреткой, представленной к генеральскому чину и награжденной орденом? Остаюсь при своих сомнениях.
Я при этом совсем не думаю плохо о людях - просто не считаю их венцом творения и подобием предвечного совершенства, я слишком хорошо их знаю. Когда-нибудь появится нечто лучшее, чем они, допустим, табуретки на колесиках. И этого, по-моему, вполне достаточно для скромного оптимизма.
Самая трезвая из религий, буддизм, в своем исконном варианте предполагает в качестве высшего воздаяния полное исчезновение. Я считаю, что для полного исчезновения не обязательно даже хорошо себя вести, мы его получим даром. Но лучше все-таки вести себя хорошо - об этом как-нибудь в другой раз.
Теперь вижу, что у меня вышло что-то вроде комментария к собственным стихам, хотя братва из "Ариона" вряд ли поймет. Ну и ладно.
Tags:


Вопрос о бессмертье

решен в положительном смысле.
В таком вот акспете

"Познание бесконечности бесконечно во времени. Отсюда: работай или не работай - все едино" (С)
----------------------------------
Если допускается, что рай (сад) есть " бесконечным , бесконечным разнообразием форм сорняков и долгоносиков", то совершенно некорректно в следующем абзаце применять по отношению к нему теорему повторяемости Пуанкаре относящуюся к системам, обладающим "ограниченным количеством энергии и заключенным в ограниченном пространстве"... :-)

А вообще, это напоминает старый анекдот:
Умерли двое друзей, один из них попал в рай, а второй - в ад. Через некоторое время тот, что в раю (Р) звонит приятелю в ад (А):
Р: как у вас там?
А: совсем неплохо! У нас тут собралась отличная компания, девочки, часто собираемся, випиваем, глуляем! А у вас как?
Р: Млечный путь подметаю, зведочки чищу, чтоб блестели, облака взбиваю, чтоб пушистее были... Тяжело очень...
А: а почему так?
Р: Да один я тут...

Т.е. вы упустили в рассуждениях самое главное - общение с другими людьми. Кто-то из классиков писал, что если бы не наша надежда стать от чтения лучше и донести это для других - никто бы вообще не читал книг.
Так что все эти соображения релевантны только в том случае, если предположить, что в рай попадет только один человек.
А изоляция от общества является наказанием в любом случае, будет ли "железная маска" или Мирко Чентович изолированы в одиночку в каземате или в номере пятизвездочного отеля "со всеми удобствами". В любом случае - "небо в клеточку" и общение только с самим собой.
:-)

Рассуждения красивые. но их слабость, как и слабость любых попыток доказать существовании Бога, Рая и т.п. заключается в том, что Вы изначально стоите на позициях атеизма и пытаетесь критиковать Бога не заходя на его территорию. Для православного или, скажем, католика (ни тем ни другим я не являюсь) применяемость теоремы Пуанкаре к загробному миру вовсе не очевидна. Там могут действовать совсем другие законы. О чём, кстати, было в своё время и у Лема.

Да, мне тоже так кажется, что тут скорее все дело в недостатке воображения, в том числе и в рамках вполне естественно-научной парадигмы, которая сейчас допускает возможность множественных измерений, где наши законы, описанные языком нашей науки, будут иметь очень локальный смысл.

Не говоря уже о том, что "сколь угодно малая удалённость" не является синонимом тождественности. Восприятие тонких отличий может доставлять огромное, иногда райское, удовольствие.

Недовольство гипотетического райского обитателя в Вашей модели основано на предположении, что он окажется в раю таким, каков он сейчас - скучающим, жаждущим новых развлечений или новых подвигов. Но стоит нам предположить, что человек, не возжелавший жены ближнего и почитавший отца с матерью, будет иметь иную эмоциональную основу (например, его наградят способностью бесконечно наслаждаться стабильностью и порядком), как противоречие отпадает.
Можно также предположить, что в райской жизни человек, возлюбивший Господа Бога своего, награжден будет способностью новых чувствований, бесконечно прекрасных и самодостаточных. Скажем, созерцание лика Божьего, выведенное Вами за скобки, будет преисполнять его такого бесконечного блаженства, которое станет для него самым настоящим вечным наслаждением. Или возможность через созерцание лика Божьего приобщиться к всемогуществу, стать наблюдателем и соучастником творения и движения миров. Сильно, правда же?!

В институтские годы на семинарах по Марксизьму-Ленинизьму меня все время назначали инакомыслящим, чтобы я придумывал всякие схоластические аргументы против положений единственно верной научной теории всего, а преподавательница потом, применив всю диалектическую мощь этого всемирно-исторического учения, столь же схоластически выверенно могла меня опровергать. Почему бы не сыграть в ту же игру еще раз? Только теперь я вместо адвоката диаболо сыграю роль адвоката деи (или как там на райском языке это называется).

Ну не знаю.
Сократ представлял себе рай как бесконечную беседу с равными, т.е. умными людьми. А поскольку умные люди постоянно прибывают (в том числе усилиями глупых), такая беседа не может надоесть.
Данте, впрочем, поместил Сократа с прочими умниками в круг первый, так что и Солженицын, может быть, изображал Элизий. Похоже, что и герой "Ангела западного окна" по достижении смерти или совершенства попадает в такую космическую шарашку для выполнения спецзаданий - только там с передвижением, кажется, посвободнее.

Сократ не заточен под беседы с умными людьми, наверняка бы он растерялся.

Вы исходите из предположения, что вечность - бесконечно длящееся время. В таком случае Ваши рассуждения излишни - ясно, что это будет довольно глупая ситуация в любом интерьере.

Вот это отличное соображение. Хотя и кажется, что очевидное, но мне в голову почему-то не пришло. А ведь действительно, это же совсем не одно и то же.

Если человек является конечным автоматом, а вселенная бесконечна, то его личность где-то и когда-то повторяется в ней бесконечно часто, как в пространстве так и во времени.

Вовсе не обязательно. Множество натуральных чисел бесконечно, но ни одно число в нём не повторяется.

Я и сам, мягко говоря, атеист; и все же, построения на тему кошмара "вечной жизни" напоминают ситуацию басни про лисицу и виноград ;)

Про вечность ничего не скажу - не знаю, не пробовала :) Скажу про Достоевского.
Мне уже много лет не дает покоя мысль о том, что Ф.М. всю сознательную жизнь боролся с атеистом в себе.

Это совершенно точно, и именно поэтому его вера скорее импонирует - то есть, он был в этом плане честным человеком.

Была вот какая-то практика, когда человека запирали в пещере и заставляли вспоминать всех, с кем довелось встретиться в жизни, случайные лица, просто люди на улице - вот это ад...

это смотря какого человека, и смотря с кем встречался...
мне блуждание по коридорам памяти доставляет - не радость. не удовольствие, а... ощущается собирания паззла жизни, как-то так.

деньги в раю

если найдется время, гляньте по ссылке. рассказ. там про райскую ботанику и райскую библиотеку... и что курить там нельзя:(
http://cambala.livejournal.com/172159.html?mode=reply

>>Самая трезвая из религий, буддизм, в своем исконном варианте предполагает в качестве высшего воздаяния полное исчезновение.

Ни в каком варианте буддизма нирвана не является синонимом полного исчезновения. Отождествление нирваны с аннигиляцией существовало в буддологии давным-давно, когда европейские ученые слабо представляли себе, что такое буддизм.

На обсуждение нирваны у меня здесь ни времени не было, ни, честно говоря, квалификации. Но в любом случае она подразумевает избавление от малейшего следа личности. А к оставшейся пустоте можно привешивать какие угодно эпитеты - это будет просто филология.

Иисус Христос тоже говорил о вечном повторении и о "той жизни". Но вы у него не найдете ничего про Рай.
Лично мне кажется самой реальной ситуация рассказа "Бобок". Я так себе это и вижу.